«Крымское» вино: отчего мы пьем дорогую дрянь ?

«Крымское» вино: отчего мы пьем дорогую дрянь ?

Несмотря на неурожай винограда, в Крыму два года подряд растет производство вина. Этот парадокс эксперты объясняют тем, что часть крымского вина производят вовсе не из местного винограда, а из завезенного, в том числе из-за рубежа.


Это негативно сказывается на имидже Крыма и его продукции, спрос на которую в России сейчас очень высок.

Перепутали бочки

«Ежегодно в России продается около миллиарда бутылок вина, из которых 70 процентов — импорт, — говорит владелец севастопольской винодельческой компании «Терруар» Павел Швец. — Примерно треть ввозят в бутылках, а остальной виноматериал бутилируется в РФ под российскими брендами, потому что никогда не контролировалось происхождение винограда.

Привез предприниматель в Крым импортный виноматериал, разлил его по бутылкам — и смело называет готовое вино крымским. Хотя, как говорят эксперты, выросший в разных местностях виноград дает абсолютно разный вкус и соответственно качество напитка. Неслучайно во всем мире вина классифицируют по месту происхождения».

С 2016 года в России введена классификация вина: например, столовое можно делать из любого виноматериала, лишь бы он был безопасен. Поэтому на таком напитке запрещено указывать географический регион и даже слова, связывающие его с той или иной местностью. Вина с защищенным географическим указанием местности (ВЗГУ) и с защищенным наименованием места происхождения (ВЗНП) можно изготавливать только из винограда, выращенного в этой местности, и там же разливать. То есть вино из привезенного в Крым виноматериала называть крымским незаконно. Но называют.

«Многие используют наименования "Крым" или "Севастополь" для вина, материал для которого приобретается за границей, — продолжает Швец. — Благодаря бренду "Крым" бизнес получается рентабельным даже при больших затратах на доставку в республику виноматериала, бутылок, этикеток. Но покупатель где-нибудь в Иркутске приобретает такое "крымское" вино из импортного виноматериала и навсегда отказывается от него. Хотя рядом стоит качественный напиток из крымского винограда, мимо которого покупатель проходит».

По разным оценкам, объемы производства такого вина достигают 30-40 процентов от общего количества. Причем большинство производителей закупают дешевый некачественный виноматериал, чтобы окупить транспортные расходы.

«Мы хотим обезопасить наш бренд от тех, кто не имеет права его использовать, — говорит Павел Швец. — Необходимо разрешить упоминание региона только на качественном вине. Для этого нужно установить критерии качества, отклонение от которых не допускается, чтобы не дискредитировать бренды "Крым" и "Севастополь". А вина попроще должны реализовываться под собственными торговыми марками производителей, без упоминания географических названий. Смысл в том, чтобы Крым и Севастополь стали брендами, которым доверяет потребитель. Именно такой механизм действует в Бордо, Бургундии и других винодельческих регионах мира».
«Крымское» вино: отчего мы пьем дорогую дрянь ?

Недоступные гектары

Проблема спровоцирована дефицитом крымского виноматериала. По неофициальным данным, в Крыму примерно 40 процентов виноделов не имеют собственных виноградников. Другим скромный урожай не позволяет полностью загрузить производственные мощности. В момент воссоединения Крыма с Россией по документам на полуострове было 31,58 тысячи гектаров виноградников, в Севастополе — 5,5, всего в России — 62,4 тысячи. Для сравнения, во Франции только в Бордо — 120 тысяч гектаров.

К тому же из 31,58 тысячи гектаров крымских виноградников примерно половину надо выкорчевать из-за предельного возраста. Активнее всего этим занимаются госпредприятия. Из 500 гектаров новых виноградников, которые планируется заложить в 2016 году, «Массандра» высадит 145, что в 10 раз больше, чем в 2013 году. Еще одно госпредприятие — Севастопольский винзавод — 50 гектаров.

«В прошлом году мы заложили 150 гектаров винограда, саженцы привезли из Сербии, — рассказал руководитель Севастопольского винзавода Александр Жежель. — В течение года установим шпалеры и систему капельного орошения, а первого урожая ждем через три года».

Частным виноделам труднее расширять посадки в основном из-за сложностей с выделением земли.

«Я — небольшой производитель вина, у меня маленький виноградник, — рассказал севастопольский винодел Олег Репин. — Недавно решил расширить его площадь и обратился в департамент имущественных и земельных отношений Севастополя с просьбой выделить землю. Но получил отказ, потому что нужный участок входит в земли большого госпредприятия.

Потенциальная земля под новые виноградники в КФО либо государственная, либо поделенная на паи. Выделять участок малому виноделу из большого массива невыгодно, ведь целостный имущественный комплекс может привлечь более крупного инвестора. Непросто договориться и с пайщиками.

«Из поделенной на паи земли сложно собрать массив в 10-15 гектаров, потому что средний размер пая — 1,5 гектара, и какой-нибудь собственник в центре массива обязательно откажется продать свою долю на любых условиях, — говорит Павел Швец. — Есть, конечно, закон, обязывающий собственников необрабатываемой в течение трех лет сельхозземли вернуть ее государству. Но хитрые пайщики пригоняют трактор, сажают на участке рапс, и у Россельхознадзора вопросов к ним нет.

Тем не менее желающих вложить средства в закладку новых виноградников в России хватает. Для создания с нуля винодельческого хозяйства с виноградниками площадью 10-20 гектаров требуется около 1,5 миллиона евро. Но инвесторов отпугивает земельная неопределенность. Поэтому нужно создать механизмы, максимально упрощающие получение земли в собственность или аренду для посадки виноградников, ведь это вложения не на год-два, а на десятки лет. Причем сделать это надо быстро, пока интерес к Крыму велик.
«Крымское» вино: отчего мы пьем дорогую дрянь ?

Лоза — отдельно

Пока полуостров может привлечь инвесторов только программами господдержки, позволяющими компенсировать до 90 процентов средств, вложенных в развитие отрасли. Правда, по словам главного федерального инспектора по РК и Севастополю Андрея Егорова, в прошлом году освоить удалось только четверть средств, выделенных из федерального бюджета. Не улучшилась ситуация и в нынешнем году.

«Компенсации затрат на различные виды сельхозработ, в том числе на раскорчевку старых виноградников и создание новых, составляют от 40 до 90 процентов, — говорит министр сельского хозяйства РК Андрей Григоренко. — В 2016 году общий объем поддержки отрасли составит 3,5 миллиарда рублей, в том числе 1,7 миллиарда — на растениеводство. Есть договоренность о том, что финансирование может увеличиться, если Крым освоит уже выделенные средства. Но пока заявок от производителей на получение дотации очень мало».

Проблема в том, что господдержка подакцизного производства по российским законам запрещена. То есть производители спиртных напитков, имеющие собственные виноградники, не могут получить дотацию на их обновление. На Кубани, чтобы обойти это препятствие, отрасль разделили на две части: сельхозпроизводство, то есть выращивание винограда, и переработку — производство подакцизного продукта. Крым решил пойти таким же путем, предложив местным виноделам переформатировать бизнес.

«Кроме того, мы согласовали на федеральном уровне программу поддержки на три года, так что можем работать на перспективу», — уверен министр.

«В Крым сейчас активно завозят емкости, линии розлива и виноматериалы, а затем под брендом крымского вина продают неизвестно что — комментирует ситуацию Янина Павленко, председатель совета СРО «Крымское бюро винограда и вина». — Причем добропорядочно оформляют патенты на название этих вин со словом "Крым". Таких производителей уже более ста. И никакие ВЗГУ и ВЗНП не спасают. Мы заинтересованы в том, чтобы натуральное крымское вино делалось из высококачественного винограда, выращенного на полуострове. Поэтому просим правительства Крыма и Севастополя включать в инвестдоговоры обязательное условие — закладку новых виноградников».

Примечания

Добавлено: 5-05-2016, 23:14
0
463

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика