Год после блэкаута: как крымчане прорывали энергоблокаду

Год после блэкаута: как крымчане прорывали энергоблокаду

Год назад, с 20 по 22 ноября представители запрещенных в России меджлиса крымских татар и националистического "Правого сектора" подорвали четыре опоры ЛЭП в Чаплынском районе Херсонской области.


В первом часу ночи 22 ноября Крымский полуостров — около двух миллионов человек, сотни больниц, школ, садов — оказался обесточенным. В Крыму и Севастополе на полгода был введен режим ЧС.

Крымчане вспомнили, как пережили энергоблокаду, что потеряли и приобрели за это непростое время.

МЧС: на третий день поняли, что надо быть везде

Буквально в первые часы после обесточивания полуострова были мобилизованы все экстренные службы полуострова. Львиная доля испытаний пришлась на крымских спасателей.
Год после блэкаута как крымчане прорывали энергоблокаду Начальника отдела информационного обеспечения деятельности ГУ МЧС России по РК Владимира Иванова неожиданная новость застала дома. В ночь на 22 ноября он просматривал в интернете новости по линии чрезвычайного ведомства, когда раздался звонок. "Оперативный дежурный сказал – срочный сбор в Главном управлении МЧС, Украина отключила свет Крыму. Я посмеялся: "Хорошая шутка, я сижу в интернете и у меня свет есть". И только я это сказал, как в доме наступает темнота и слышно из окна, как на ГРЭС включаются защитные системы. Я сразу ответил, что выезжаю, предупредил жену о ситуации. Было предчувствие, что все не очень хорошо, но реальных масштабов тогда никто не понимал ", – рассказывает Владимир.

Поднятые по тревоге сотрудники МЧС России по Республике Крым через 15 минут уже были на работе. Какого-то "обкатанного" алгоритма поведения в данной ситуации не было: аналогов этому событию история еще не знала.

Тем не менее, сотрудники ведомства четко знали свою задачу: первым делом распределить имеющиеся на полуострове генераторы по больницам и соцобъектам.

Замначальника крымского главка МЧС по антикризисному управлению Сергей Садаклиев отслеживал ситуацию с энергодефицитом "изнутри". В штабе, где аккумулировалась информация из регионов, он беспрерывно находился около полутора недель. Были открыты пять "горячих линий", дважды в день под руководством главы Крыма и министра МЧС по РК проводились видеоселекторы с муниципалитетами, информация обновлялась ежечасно.


Первое время думали, что энергоснабжение восстановится. Понимание, что Украина свет не включит и Крыму необходимо полностью пересматривать систему энергоснабжения, пришло через несколько дней. И хотя погода была не по-ноябрьски теплой, в домах крымчан было прохладно, а в самых проблемных регионах люди не видели свет по несколько дней. Керчь, Щелкино, ЮБК – у тысяч людей не было горячей еды, информации о происходящем. Туда-то и отправились первые городки жизнеобеспечения МЧС.

"На третий-четвертый день стало понятно, что надо быть везде. Мы направились в Щелкино, Красногвардейский район, Керчь. Приказом министра (министр МЧС РФ Владимир Пучков – ред.) были откомандированы сюда сотрудники МЧС из Дагестана, Саратова и всех регионов страны, они разворачивали городки жизнеобеспечения, помогали людям", — рассказывает Иванов.

В городках жизнеобеспечения круглосуточно был горячий чай, можно было зарядить телефоны, обогреться, поесть – каждый из них был оснащен полевой кухней. Эти места стали местом сбора крымчан. "Мужчины помогали рубить дрова для печей, дети играли, взрослые заряжали телефоны и общались с родными. В городках люди кооперировались, проводили там время до позднего вечера – никто не спешил домой. Несмотря на трудности, блэкаут их только сплотил", — вспоминает Садаклиев.

"Это были островки жизни, где люди устраивали настоящие народные гуляния, – добавляет Иванов. – Помню, в Щелкино было очень грустно, люди уставшие, обеспокоенные, света нет. Я говорю поселковому голове: "Неси баян, сейчас концерт устроим". Он удивился, но баяниста позвал. И там такой концерт был: дети плясали, сельчане веселились, до позднего вечера не хотели расходиться. А в Октябрьском был целый коллектив художественной самодеятельности. Баян, танцы, гитары, колонки к генераторам подключили – полсела там собралось. Детки рисовали, пили чай с печеньем. Это было с теплотой и по-домашнему, все было общим – люди несли, кто что может".
Год после блэкаута как крымчане прорывали энергоблокаду Несколько недель спустя ситуация стабилизировалась: городки и генераторы работают, в муниципалитетах установлены световые башни, с материка регулярно пребывают источники резервного питания, гумпомощь. Телефоны МЧС разрываются от звонков – материковые россияне интересуются, что надо передать, предлагают генераторы, деньги, продукты.


"Интересна была ситуация с украинцами. Мы развернули пункты обогрева с горячим чаем и в пунктах пропуска на границе с Украиной. И приезжающие с Украины изумлялись: "Как это так, у вас нет света, но у вас все обустроено, здесь можно погреться, зарядить телефон и чай попить, на той стороне нет ничего. Украина вам же плохо сделала, а вы так радушно принимаете". Люди удивлялись и поражались, а мы в очередной раз показали наше единство и выдержку", – говорит Садаклиев.

Южный форпост России – Севастополь – тоже оказался в темноте. "Примерно за час до полного отключения света нас проинформировали о том, что возможны проблемы с поставками электроэнергии. Подобные инциденты происходили и раньше: где-то на два часа обесточили, где-то на три, на шесть часов, но потом электроэнергия до потребителей доходила. Территориальные подсистемы РЧС Севастополя была готова к краткосрочному отключению, никто не думал о таком длительном сроке — режим ЧС продолжался 185 дней", — рассказывает начальник Главного управления МЧС России по Севастополю Сергей Клименко.

После отключения света Клименко срочно вызвал на работу начальников подразделений. В течение часа было подписано распоряжение губернатора о введении режима чрезвычайной ситуации, был сформирован оперативный штаб и созданы межведомственные оперативные штабы.


Первые недели он спал максимум несколько часов в сутки. "Психологи и медики утверждают, что человек может сохранять работоспособность без сна до трех суток. Поэтому для сотрудников были введены графики работы. На руководителей ведомств и структур эти графики не распространялись", — говорит Клименко.

Врачи: сон на работе, и то по графику

Крымские врачи также оказались "на передовой": надо было не только в тяжелых условиях лечить пациентов, но и поддерживать жизнеспособность всего лечебного учреждения. Александр Остапенко в тот период возглавлял Центр фтизиатрии и пульмонологии РК. Как раз в этот момент в тубдиспансере в селе Пионерское проходил ремонт отделения хирургии. Учитывая специфику медучреждения, перевести пациентов из одного отделения в другое не представлялось возможным.


Нервы были постоянно на пределе. Александр понимал, что в таких условиях людям приходилось очень тяжело. "Было много эмоций, много нервов. Мы боялись, что не сможем завершить ремонт. Я благодарен нашим пациентам за их терпение. Мы говорили им: "мы вынуждены вместе с вами проходить этот сложный путь, мы просим понимания. Мы, как медики, делаем все". Не было ни одной жалобы", – с благодарностью говорит врач.

Установка двух дизель-генераторов – в тубдиспансере и в Центре фтизиатрии – помогла удержать ситуацию под контролем. " Еще до блэкаута мы получили по централизованным поставкам дизель-генераторы. У нас была ДГУ на 270 киловатт в Пионерском, на 200 киловатт – в Центре фтизиатрии, там хирургия и шесть коек реанимации. На тот момент трое больных находились на искусственной вентиляции легких", – вспоминает Остапенко.


За тот период Остапенко потерял в весе и недоспал огромное количество часов. "Мы спали на работе по графику: кто-то по два часа, кто-то по три. Стулья составили, поспали и поехали дальше работать. Были люди, ответственные за то, чтобы никто не был голодный. Тогда я пару килограммов, конечно, сбросил", – вспоминает он с улыбкой.

Быт – назад в прошлое

В первые дни блэкаутав регионах самым сложным было отсутствие информации и связи, рассказывает жительница Керчи Ирина Потемкина (на этот регион пришелся самый тяжелый удар). Первые день-два керчане полагали, что это временные перебои, связанные с аварией. Только потом стало ясно, что все гораздо хуже.

Несмотря на всеобщее напряжение, паники и страха не было. Напротив, люди стали чаще общаться, старались помогать друг другу и поддерживать. Молодые помогали старикам, за покупками ходили сообща, вечера проводили в компании друзей и знакомых.


Хранение продуктов тоже стало проблемой: холодильники не работали, поэтому керчане старались закупать немного и готовить на один день, чтобы ничего не испортилось, говорит женщина.

Несмотря на режим ЧС, Керчь продолжала жить: занятия в детских кружках, садах и школах продолжались, но были сокращены уроки, чтобы в световой день дети успели выполнить задания. "Знаете, что запомнилось? Настоящая и искренняя сплоченность людей. Никакого хаоса, митинга, забастовок и протестов не было, люди понимали ситуацию и просто жили, пусть и в других условиях", – с гордостью говорит Ирина.

Мама двоих детей Маргарита Насруллаева из Ялты блэкаут переживала тяжело: трехэтажный дом отапливается двумя котлами, которым постоянно нужно электричество. Семье хватило одного дня, чтобы понять: в холодном доме делать нечего.

"У нас частный трехэтажный дом, и с отключением электричества перестали работать котлы. Вода прямо в трубах замерзала. Благо у нас газ есть. Потом купили аккумулятор на котел на первый этаж. Дети постоянно были простуженные. Маленького приходилось в кроватке со всех сторон одеялами обкладывать. Потом из-за перепадов напряжение сгорели провода на улице. Нас хватило на один день – уехали к свекрови. Четыре дня наш район был вообще без света", – вспоминает женщина.

Работа Маргариты тесно связана с интернетом, и в его отсутствие она полностью отдалась семье. "По вечерам с мужем вспоминали, чем занимались в 90-е годы: в домино играли при свечах, с детьми кроссворды отгадывали, играли в прятки с фонариками. Днем гуляли с детьми, ездили по бабушкам. Потому что дома даже с газом была беда: чтобы закипел чайник, он должен простоять на огне минут 40 ", – рассказывает Маргарита.

К сожалению, после подключения первой нитки энергомоста жизнь семьи мало изменилась: графики отключения электроэнергии остались прежними. "Когда первую нитку подключили, легче стало разве что морально. На наших графиках это никак не отразилось – так и получали свет час через три. Вот когда вторую подключили, стало намного легче, но появилась другая проблема – в Ялте "летели" провода, районы неделями стояли без света, потому что раньше ничего не делалось. График был два чрез два. Можно было успеть фильм скачать, ноутбук зарядить", — рассказывает Маргарита.

"83 минуты без света – мы думали, что началась война…"

Год назад семья Липских из Керчи ждала появления близнецов – Юры и Сережи. Роды прошли в Республиканском перинатальном центре 17 ноября, но новорожденные мальчики вынуждены были находиться в роддоме еще полтора месяца. 22 ноября 2015 года их мама Иллирия помнит, как вчера: один из ее малышей находился в реанимации, как вдруг погас свет.


В коридорах перинатального центра, где всегда многолюдно, вдруг стало пусто. На этажах врачей не было, все они были в реанимационном отделении – вентиляцию легких младенцам медики делали вручную.


Наконец она вместе с сыновьями оказалась дома: холодильник не работает, продукты испорчены, свет подают редко и на короткий промежуток времени. Но молодая семья быстро взяла ситуацию под контроль. "У нас частный дом, поэтому вода у нас была. Конечно, пришлось сразу купить генератор, чтобы хоть как-то обеспечить нормальный быт для малышей, – говорит Иллирия. – А вообще у нас в частном секторе царила добрососедская атмосфера – люди собирались по вечерам и просто общались, как в старые добрые времена".

СМИ работают нон-стоп: на помощь "акулам пера" пришли кафе с генераторами

Отсутствие информации и понимания реальной ситуации было сложным испытанием для крымчан, и СМИ старались работать, что называется, на полную. Большинство офисов и редакций погрузились во тьму, генераторов не было почти нигде, и журналисты собирались там, где был свет. В частности, некоторые пишущие журналисты и корреспонденты интернет-изданий были вынуждены работать в кафе. Там их принимали радушно, некоторые владельцы делали для журналистов скидки.
Год после блэкаута как крымчане прорывали энергоблокаду Симферопольский ресторатор Андрей Елисеев встретил блэкаут за барной стойкой. Сюрприз был, мягко говоря, неприятный, но выкрутиться удалось.


На время "сумрака" Елисеев превратил свое заведение в самый настоящий офисный центр: люди приходили зарядить технику и поработать, для этого не надо было делать заказы на какие-то определенные суммы. "На следующий день, когда нас подключили, мы увидели, что множество объектов остались неподключенными или попадали под жесткий режим веерных отключений. Мы же оказались подключены к линии, на которой несколько важных объектов. Я сообщал во всех соцсетях, что у нас есть свет и интернет. Я предлагал людям приходить работать, и не надо для этого заказывать полменю. Много приходило журналистов. Я видел, что у меня в гостях за одним столом редакция сайта, за вторым – телеканал", – с улыбкой вспоминает ресторатор.

В период блэкаута многие заведения пострадали: портились продукты, нарушились поставки. "Многие коллеги пострадали сильнее меня – те, кто не успел вовремя среагировать, купить генераторы. Народ потерял множество продуктов, были слухи, что было несколько случаев отравления в городе. Логистика была очень сильно нарушена из-за дорожной обстановки, из-за человеческого фактора. Если у тебя ночью нет света, то полдня ты пытаешься что-то делать дома, не выходишь на работу. Совокупность этих факторов приводила к тому, что с доставкой продуктов начались перебои. Плюс они не всегда приходили свежими. Мы несколько раз половину поставки отправляли обратно: рыба, молочка, мясо, курица", – рассказывает Андрей.

"Отголоски энергоблокады ощущаем до сих пор"

Несмотря на то, что долгие часы без света для крымчан уже позади, люди до сих пор ощущают на себе отголоски этого тяжелого времени. Блэкаут наложил свой отпечаток, словно полученное на войне ранение. Особенно в тех населенных пунктах, где ситуация с энергоснабжением в домах не особенно изменилась даже после пуска первой очереди энергомоста.


Супруг Валентины Васильевны, Валерий Степанович, из-за блэкаута долгое время не мог попасть к стоматологу: зубной врач в селе один, очередь к нему занимают с рассветом. Подходит очередь – и тут выключается электричество. Ждать света теперь нужно четыре часа, по графику, а доктор уже к тому времени уходит домой. Так и промучился несколько дней с зубной болью.


Энергомост: теперь и #Светнаш

Прорыв энергоблокады Крыма наступил так же неожиданно, как и сам блэкаут. Во второй половине дня 2 декабря неожиданно для многих в Крым прилетел президент страны Владимир Путин и лично проконтролировал включение первой нитки энергомоста. Первые 230 мегаватт электроэнергии потекли из Краснодарского края в обесточенный регион. Церемония запуска транслировалась в прямом эфире, вот только подавляющее большинство крымчан по понятным причинам не смогли ее увидеть.
Год после блэкаута как крымчане прорывали энергоблокаду
О том, что случилось и почему увеличилось количество часов, проведенных со светом, многие узнавали уже от родных и знакомых или из сводок новостей, которые удавалось просмотреть по время редких включений света. "Помню, как на следующий день после запуска энергомоста, 3 декабря, я утром шла в магазин, чтобы успеть купить хлеб, с ним в первое время блэкаута тоже были проблемы. Навстречу мне идут знакомые. Счастливые все, улыбаются, говорят: "С праздником тебя!". "С каким это праздником?", спрашиваю. А они: "А ты еще не знаешь?! Путин вчера вечером прилетел и свет нам включил!". И на душе так спокойно и радостно стало. В этот момент поняла, что все мы вытерпим и перенесем, потому что не бросила нас "большая земля" одних с этой бедой", – делится Ольга Ризнык из Феодосии.

Радость от запуска первой цепи энергомоста, хотя она и не решила глобально проблему дефицита электричества, была сродни новогодней: крымский сегмент социальных сетей заполнился ликованиями по поводу вернувшегося электричества, поздравлениями всех крымчан "со светом" и благодарностями в адрес президента, руководства Крыма и простых инженеров и энергетиков. Именно тогда на просторах соцсетей зародились знаменитые хэштеги #СветНаш и #МЕГАВАТники. Их авторы – крымчане, которые с юмором, самоиронией и оптимизмом встретили подключение энергомоста.

Конечно, впереди было еще пять месяцев энергодефицита, графики веерных отключений, которые соблюдались далеко не всегда и не везде, и вызванные режимом ЧС всевозможные ограничения. Тысячи литров топлива и тонны свечей, сожженных зимними днями и вечерами в больницах, на предприятиях, в частных домах и квартирах, неработающие троллейбусы и лифты. Вынужденные рабочие отпуска и школьные каникулы, перебои с мобильной связью. Было томительное ожидание постепенного подключения оставшихся трех цепей энергомоста…

Но с 22.20 вечера 2 декабря все это стало восприниматься и переживаться значительно легче, в первую очередь с морально-психологической точки зрения. Крымчан не бросили на произвол судьбы, российские регионы, пришли на помощь полуострову не только дизель-генераторами, но и всевозможной "гуманитаркой", специалистами и готовностью принять крымских детей на отдых.

Блэкаут сделал сплоченнее и крепче не только крымчан, но и всю Россию, ведь настоящий друг — он познается в беде. Сами жители "обессвеченного" полуострова пережили этот непростой период достойно, приходя на помощь друг другу в сложных ситуациях и просто проявляя вежливость и учтивость каждый день. Блэкаут сделал крымчан добрее и милосерднее, и это не измеряется понесенными финансовыми и прочими издержками.

Алексей Гончаров, Евгения Мартыненко, Владислав Сергиенко, Андрей Киреев.

РИА Новости

Добавлено: 20-11-2016, 20:04
0
49

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика