Стражи Крымского моста и морских рубежей страны

Пограничный катер-перехватчик проекта "Соболь" начинает снижать скорость возле арок Крымского моста и проходит под ними на малом ходу. Слева тяжело и медленно "скользят" два сухогруза.Экипаж пограничного катера гигантскими арками моста уже не удивишь. Защита транспортного перехода через Керченский пролив – одна из основных задач пограничников, которые ежедневно патрулируют акваторию пролива и досматривают "подозрительные" суда.

Как костромской парень стал командиром в Керчи


Территория, где базируется группа пограничных сторожевых катеров, находится недалеко от горы Митридат. Отсюда открывается красивый вид на строящийся Крымский мост. Правда, сегодня он слегка скрыт туманом. Пограничники практически с первого дня стройки наблюдали, как растет мост, видели момент установки арок.

Экипаж "Соболя" в составе 11 человек и двумя журналистами на борту готов выдвинуться в его сторону.

Перед выходом в открытое море командир сторожевого катера, Алексей Саулин рассказывает, как он, простой парень из Костромы, попал на службу в Керчь. В 2010 году Алексей поступил в Институт береговой охраны ФСБ России в Анапе.

"Я самостоятельно выбрал где буду служить, и отправился в Крым. Я учился на четвертом курсе, когда в 2014 году Крым вернулся в состав России, и сразу решил для себя, что приеду служить сюда", — вспоминает командир.

Свой катер он получил два года назад, на тот момент судно только сошло с верфи.

"При поступлении информации о нарушителях мы выходим с базы и осуществляем перехват. Патрулируем район Керченского пролива, Азовского и Черного морей. Задачи у нас разные: защита и охрана государственной границы, внутренних морских вод, а также обеспечение безопасности транспортного перехода через Керченский пролив. Любое подозрительное судно останавливается, проверяется до прохода под арками, и только после этого ему дается "добро", — рассказал Алексей, при этом пристально следя за тем, как катер готовится к выходу.

В этот момент экипаж смывает соль с конструкционных частей судна.

Наконец, раздается сигнал готовности, все поднимаются на борт, и катер на малом ходу выходит из бухты.

"Судов, которые мы досматриваем, много. И работы в связи с этим тоже. В день их порядка 150-200 проходит под мостовым сооружением", — поясняет Алексей и дает команду увеличить обороты двигателя. Катер срывается с места, разгоняя стаю зазевавшихся нырков.

Погода не всегда на стороне пограничников. И если журналистам повезло попасть в Керчь в безветренную погоду, то пограничникам приходится работать и в более суровых условиях, когда на пролив обрушивается шторм.

"Как только задувает ветер – поднимается высокая волна, а работу никто не отменял. В таких случаях для проверки судов приходится спускать моторную лодку, на которой в шторм подойти к проверяемому судну проще", — поясняет командир.

Браконьеров выжили


Еще одна задача, которая лежит на плечах пограничников — борьба с браконьерами.

"До того, как мы начали тут работать незаконный лов в Керченском проливе процветал. Сейчас браконьеры уже наученные и понимают, какую ответственность понесут. Многие, чтобы не рисковать, легализовались", — не без гордости рассказывает Алексей.

Скрыться от "Соболя" даже на современных катерах вряд ли удастся: он способен разогнаться до скорости примерно в 90 километров в час. Такими параметрами браконьерские лодки, зачастую, похвастаться не могут.

Тем временем катер приближается к аркам строящегося моста, под которыми как раз проходят два сухогруза. Командир дает команду снизить обороты двигателя и перейти на малый ход, и катер заходит под арки моста.

Отсюда хорошо видно, что работы в этой зоне в самом разгаре: по обе стороны слышны крики строителей и шум работающих инструментов. Суда тут двигаются как по дороге — движение левостороннее, о чем говорят специальные знаки, установленные на арках.

Плафон морской воды и "Ейск"


После прохождения под арками курс взят на Керченскую паромную переправу. Во время перехода командир рассказывает о распорядке дня, одновременно высматривая подозрительные судна.

"Распорядок дня на пограничном катере зависит от того в море мы или на базе. В море подъем в 11 часов, поскольку идет непрерывная круглосуточная вахта, построение, осмотр формы одежды, инструктажи. Дальше или работы, или подготовка", — рассказывает Алексей, а катер тем временем уверенно опережает сухогруз, медленно идущий по параллельному курсу.

В районе переправы "Соболь" пересекает траекторию парома "Ейск", идущего в порт "Крым". Для каждого, кто бывает на переправе, это судно, регулярно курсирующее между полуостровом и большой землей, хорошо знакомо.

"Когда мы заходим на базу или выходим из нее — постоянно встречаем "Ейск". Он стал для нас чем-то вроде талисмана", — кивает в сторону судна Алексей.

А вот других талисманов на борту нет. Но на катере твердо следуют традициям, и основная – напоить морской водой того, кто первый раз вышел в море.

"У нас сотрудники не первый год служат, если же к нам кого-то прикомандировывают или на стажировку приходят курсанты, то при выходе в море они выпивают плафон морской воды, держа над гюйсом. Я свой плафон выпил в 2011 году, когда был на стажировке во Владивостоке", — рассказывает Алексей.

Вопрос о том, правда ли, что у моряков на суше особенная походка, он отвечает с улыбкой. "Нас больше качает на берегу, чем в море", — говорит он.

Когда удается попасть на сушу, экипаж "уверенной морской" походкой идет к семьям.

Командир уверен: без надежного тыла пограничнику никак нельзя.

"Нас ждут дома. Это самое радостное – после похода вернуться домой. Моя жена знала на что идет, стойко переносит все невзгоды и мое частое отсутствие. Для моряков-пограничников тыл – самое главное. Если есть возможность и пару свободных минут — всегда звоню жене", — делится Алексей.

Экипаж пограничного катера-перехватчика проекта "Соболь" швартуется на территории базирования группы пограничных сторожевых катеров в Керчи

Время уже близится к обеду и по прибытии на базу личный состав спускается в кают-компанию, где кок накрывает на стол. Алексей показывает на накрытый стол, где дымится только что сваренный картофельный суп.

"У нас совсем другая норма довольствия, не такая, как у сухопутных подразделений. Плавсостав всегда этим отличался. У нас на катере есть кок, который прекрасно готовит, а от питания зависит работоспособность экипажа", — рассказывает Алексей и садится за стол, пока корабельный повар заканчивает приготовления к обеду.

И компот

Кок на борту "Соболя" опытный. Егор Симонов уже семь лет профессионально готовит. Правда на катере, да и вообще в море, он первый год. За это время Егор привык к тому, что камбуз не всегда горизонтален земле и во время качки велик шанс получить травму или лишить экипаж обеда.

"Сложно готовить во время качки, чтобы все не разлилось. Но мне тут все нравится. Я был раньше сухопутным поваром, но когда оказался на катере, понравилось гораздо больше. Здесь не экипаж, здесь – семья. И готовишь по-другому, душу вкладываешь", — рассказывает Егор и параллельно накрывает на стол.

Меню, по словам Симонова, на борту разнообразное. Командование тщательно следит за питанием личного состава.

"У нас всегда есть раскладка на неделю, утвержденная руководством. Вот сегодня у нас на завтрак гречневая каша и гуляш, на обед – картофельный суп, плов и компот, на ужин — жареная рыба и рис", — рассказывает кок. По его словам, во время сильной качки от первого приходится отказываться, ведь его и приготовить в таких условиях сложно, да и есть неудобно.

Жизнь у маяка

Не только "морские волки" следят за ситуацией в Керченском проливе. В селе Багерово, на мысе Фонарь, за маяком находится радиотехнический пост, с которого наблюдают за происходящим в территориальных водах. Место выбрано не случайно: с мыса видно все, что происходит в Керченском проливе, а добраться сюда можно только через охраняемую территорию, прилегающую к маяку, или по грунтовой дороге, по которой на легковом транспорте не проедешь.

"Радиотехнический пост находится на мысе Фонарь. Мы контролируем суда, которые проходят по участку, и, благодаря расположению пункта, мы можем следить за ситуацией в районе Керченской паромной переправы, транспортного перехода через Керченский пролив", — рассказывает и.о. начальника отделения в Багерово Владислав Кочубей.

По его словам, рассказывать о технических средствах, применяющихся при мониторинге, нельзя — информация служебная. Но какие-то небольшие нюансы все же озвучивает.

"Ведется круглосуточное наблюдение, как визуальное, так и с помощью спецсредств, таких как тепловизоры. Техника у нас на хорошем уровне, что позволяет решать все поставленные задачи", — заверяет офицер.

Стоит отметить, что на вооружении у керченских пограничников стоят самые современные средства. Например, сторожевой катер "Соболь" один из самых быстрых не только в Крыму, но и в России. В зависимости от поставленных задач корректируется и вооружение.

Кроме того, сейчас испытания в Керчи проходит модернизированное судно проекта "Ламантин". Его грузоподъемность — 112 тонн, и способное работать в автономном режиме до 10 суток. В ближайшее время оно заступит на службу.

По материалам : РИА Новости )

Добавлено: 16-12-2017, 22:30
0
253
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх