Проливы, Сталин и Черноморский флот (часть 2)

Вчера на "ИНФОРМЕРе" появилась первая часть материала - "Проливы, Сталин, Черноморский флот". Предлагаем читателям ознакомиться с продолжением.

Итак, 17-ая немецкая армия в Севастополе прижата к морю. Гитлер категоричен - никакой эвакуации, драться до последнего солдата...

На 9 апреля (то есть ровно за месяц до освобождения Севастополя) 1944 года на довольствии в 17-ой армии Вермахта в Крыму состояло почти 240 000 человек.

Однако уже с февраля месяца 1944 года немцами планируется (начальник штаба 17-й армии генерал фон Ксиландер докладывал по этому поводу свои соображения начальнику штаба сухопутных войск генералу Цейтцлеру), а затем осуществляется операция эвакуации войск из Крыма.

8 апреля 1944 года ударами с двух направление: силами 4-го Украинского фронта с плацдарма за Сивашом и частями Отдельной Приморской армии со стороны Керчи в общем направлении на Симферополь и Севастополь начинается освобождение Крыма...

9-го апреля из немецкого штаба группы армий «А» в штаб 17-й армии поступает разрешение на проведение операции «Адлер» - отвод войск в Севастополь.

С 10-го апреля немцами начинается эвакуация тыловых служб, транспортных подразделений, румынских частей, власовцев, военнопленных и т. д. - вплоть до тел погибших немецких солдат.

Хотя 12-го апреля Гитлер отдает приказ оборонять Севастополь «...до конца...», но командование 17-ой армии принимает энергичные меры по подготовке эвакуации войск из Севастополя.

В Констанце (Румыния) создается «штаб дальнейшего управления» поступающими подразделениями 17-ой армии, эвакуируемых из Крыма-Севастополя.

Наше наступление развивается стремительно: 13-го апреля освобождены Феодосия, Евпатория и Симферополь; 14-го апреля освобожден Бахчисарай; 15-го апреля войска 4-го Украинского фронта уже на подступах к Севастополю. Командование 4-го Украинского фронта принимает решение, не дожидаясь подхода войск Отдельной Приморской армии, взять город с ходу. Но попытка не удалась... Начинается подготовка к штурму крепости.

А что же немцы?

А немцы проводят эвакуацию войск.

В ходе боев во время отхода в Севастополь их потери составили не многим более 13 000 человек, румын - до 17,5 тысяч.

На 18-ое апреля личный состав 17-ой армии составляет уже только 125 000 (На 9-ое апреля, как мы помним, числилось около 240 000). То есть более 60 000 были эвакуировано до 20-го апреля. И это - при полном господстве нашей авиации в воздухе! Именно такое господство имела немецкая авиация в июне-июле 1942 года...

504 самолета авиации дальнего действия должны был массированными (преимущественно ночью) ударами нарушить работы портов Галац, Севастополь и Констанца - особенно пирсы, причалы, склады; наносить удары по транспортам на коммуникациях...

8-ая воздушная армия под командованием генерал-лейтенанта авиации Т. Т. Хрюкина, действовавшая в поддержку сухопутных частей, включала в свой состав более 700 самолетов, из которых имела 215 штурмовиков и 147 бомбардировщиков...

Несли немцы потери в корабельном тоннаже и в людях от ударов нашей авиации?

Несли... но эвакуацию продолжали.

На 5-ое мая 1944 года немцы имели в боевом составе: солдат и офицеров - уже 72,7 тыс.

5-го мая начинается генеральное наступление наших войск на Севастополь...

7 мая начинается штурм Сапун-горы - здесь наносится главный удар наших войск.

В бухтах Севастополя немцами были дополнительно сооружено более 50 причалов. Из Румынии и Болгарии к Севастополю отправляются все, что держится на плаву вплоть до плашкоутов, то есть несамоходных (буксируемых) грузовых судов. Крупнотоннажные суда располагались на внешнем рейде - вне зоны поражения нашей полевой артиллерией - и на них эвакуируемые части подвозились баржами и катерами.

Другие суда, имеющие соответствующую небольшую осадку, подходили к причалам: командиры немецких подразделений, вплоть до командиров рот, знали точку побережья, куда им надо выходить на погрузку. Знали об этом и капитаны судов: где и какое количество людей они должны забрать...

«...Из Приложение № 2 к приказу по штабу 17-ой армии от 9.05.1944 г.

1. Для посадки на корабли предусмотрены:

а) Группа Беме:

Бухты: Камышовая - запасный берег, Казачья.

…Запасные возможности: Берег по обе стороны от маяка Херсонес.

б) Группа Райнгарта:

Бухты: Круглая, Омега, Камышовая - восточный берег.

2. Группа Беме и группа Райнгарта обязаны на своих участках:

а) Организовать подвоз войск к причалам.

б) Предусмотреть детали для посадки на корабли.

в) Обеспечить последний этап отхода.

г) Обеспечить связь во время посадки на корабли.

3. Тоннаж для посадки определяет морской комендант на причалах.

4. Инженерно-понтонные части обеспечивают подвоз людей на корабли, стоящие на рейде, по приказу морского коменданта. Соответствующие инженерно-понтонные батальоны с 10.05 устанавливают связь с группами Беме и Райнгарта. Окончательный отход последнего нагруженного понтона определяет командир инженерно-понтонного полка по приказу морского коменданта. Для снятия подрывников дается 20 минут после отхода последнего судна. Забрать их легкими катерами...».

Из офицеров Кригсмарине (ВМФ Германии) создается так называемый «плавучий штаб», дислоцированный на быстроходном катере, для координации взаимодействия между флотом и сухопутными частями...

Фактически между Констанцей, Варной и Севастополем действовала непрерывная транспортная коммуникация под постоянными ударами нашей авиации...

9-го мая Севастополь полностью очищен от гитлеровских войск.

Немцы отходят на специально оборудованный «аварийный рубеж» обороны - для прикрытия эвакуации войск.

По личному приказу гросс-адмирала Денница на спасение частей 17-ой армии в море выходят, дополнительно к уже имеющимся судам, еще около 190 немецких и румынских транспортов, катеров, буксиров, самоходных барж...

И все это происходит под непрерывными ударами нашей авиации и полевой артиллерии, полностью простреливающий всю территорию мыса Херсонес.

10-11 мая в море разыгрывается сильнейший шторм. Многие конвои поворачивают назад. Капитаны некоторых судов, наблюдая берег в огне и дыму, считают, что все уже закончено и также пустыми поворачивают обратно...

12 мая планируется последний конвой для эвакуации последних частей 17-ой армии. В ночь с 11-ое на 12-ое мая немцы оставляют последний рубеж обороны, осуществляя отрыв от соприкосновения с нашими войсками, и устремляются на причалы.

Но кораблей нет. Основная масса оставшихся солдат и офицеров 17-ой армии с 2-х до 4-х часов ночи 12-го мая загружается на баржи и катера.

Согласно немецких источников, несмотря на сильное воздействие советских войск, за трое последних суток эвакуации удалось вывезти в Констанцу более 25 000 военнослужащих и более 6 000 чел. раненых.

С целью не допущения дальнейшей эвакуации последних частей 17-ой немецкой армии по приказу генерала Ф. И. Толбухина в ночь с 11 на 12 мая начинается ночной штурм обороны противника...

Днем 12 мая 1944 года, оставшиеся на мысе Херсонес немецкие подразделения, начинают сдаваться.

По нашим документам в ходе боев за севастопольский укрепрайон с 7 по 12 мая потери противника составили до 20 000 убитыми и пленными немногим более 24 000 человек.

С убитыми - все понятно.

Но вот в пленении солдат и офицеров 17-ой немецкой армии Вермахт обвинил... Кригсмарине.

В частности командующий группы армий «Южная Украина» генерал Шернер в журнале боевых действий записал: «...лично убежден в том, что флот оказался не в состоянии организовать вывоз последних войск, многие суда проявили полную неспособность к действиям, многие суда вернулись порожняком».

Вермахт потребовала расследование по действиям флота 11-12 мая 1944 года во время эвакуации войск из крепости Севастополь...

Было проведено следствие, были допрошены свидетели... Немцы выясняли причины, почему эвакуация прошла не до конца, по их мнению, успешно, и кто за это несет ответственность из командования Кригсмарине...

Генерал Шернер требовал капитанов тех судов, которые не нашли цели (то есть причалы и места посадки) и возвратились пустыми, ссылаясь, например, на технические причины - придать суду военного трибунала.

Генерал-майор Рейнгарт: «...Во время отрыва от противника войска действовали как часы и в полном порядке дисциплинированно прибыли на места посадки. Противник это заметил только в 24.00 (11 мая). Военно-морской флот в последние часы не выполнил своих задач полностью. Соответствующие инстанции ВМФ - единственные и полностью ответственные в том, что тысячи лучших бойцов остались в Крыму».

И так далее…

Немцев понять можно...

А что же наш Черноморский флот, имевший на тот момент в своем составе, в том числе: 1 линейный корабль (линкор), 4 крейсера, 6 эсминцев, 113 «малых охотников», 47 торпедных катеров, 29 подводных лодок? И способный полностью перерезать караванный, не имеющего практически никакого корабельного прикрытии, транспортный путь из Севастополя в Констанцу и Варну?

Ничего, никаких действий...

Как это понять?

Немцы находились в полнейшем недоумении. Они понимали, что воздействие Черноморского флота сорвало бы эвакуацию. И потери были бы для них абсолютно катастрофическими.

Вот оценка наших действий немцами:

Из окончательного доклада Адмирала Черного моря Бринкмана от 23.05.1944 г. об эвакуации крепости

Севастополь:

«...Действие противника во время эвакуации. Противник обладал единственной в своем роде возможностью, имея превосходство в силах, своим флотом атаковать наши караваны во время эвакуации, но он этой возможностью не воспользовался. При энергичном и умелом тактическом руководстве, имея в своем распоряжении эскадренные миноносцы и быстроходные крейсера, противник мог наносить страшные удары по слабо прикрытым нашим караванам, которые курсировали между Севастополем и Констанцей...».

Расстояние от Севастополя до портов Румынии составляет около 230 морских миль, и оборот караванов составлял до 36 часов.

Но, тем не менее, немцы эвакуацию проводили, хотя с ужасом ожидали удара по караванам своих транспортных судов корабельной группировкой нашего Черноморского флота.

Но этих ударов не последовало.

Почему?

Потому что директивой Ставки Верховного Главнокомандования (то есть - Сталина) от 11 апреля 1944 года главная задача Черноморскому флоту и его командующему вице-адмиралу Ф. С. Октябрьскому (с 10 апреля - уже адмиралу) ставилась так:

Систематическое нарушение коммуникаций противника на Черном море от Варны и Констанцы до Севастополя». И для этих целей было выделено… аж!.. 31 катер на ближних подступах к Севастополю и 13 подводных лодок - на дальних.

И… все.

Сталин Черноморский флот оберегал и сохранял... Смертью наших бойцов и командиров в Севастополе в 1942 году и спасенными жизнями гитлеровских бойцов и командиров из Севастополя в 1944 году...

А разговоры о невероятности произвести эвакуацию наших войск в 1942 году «…нельзя было никого эвакуировать…, не получилось бы…, и т. д.», упираются в очевидное - почему же немцам это было можно и у них это получилось в более сложных условиях?

Почему более сложных?

Потому что если в июне-июле 1942 года так и не организованной эвакуации наших войск из Севастополя могла воспрепятствовать только авиация 8-го воздушного флота под командованием генерала Рихтгофена и полевая артиллерия 11-ой армии под командованием Манштейна, то в случае организованной немцами эвакуации из Севастополя в апреле-мае 1944 года своей 17-ой армии - при аналогичном абсолютном господстве нашей авиации в воздухе и артиллерии на суше - им могла, но не противостояла

мощная корабельная группировка Черноморского флота, которая одна могла пресечь эвакуацию… На корню.

Почему же Черноморский флот отстаивался в пунктах базирования на Кавказе?

Потому что боевые корабли не привлекались к операции по разгрому 17-ой немецкой армии на морских караванах по прямому указанию Ставки (Сталина). Более чем очевидно, что их берегли и не рисковали ими для подготовки других военных операций на Черном море - по иной ситуации и при изменении обстановки. Со временем…

Для каких операций?

В 1944 году причерноморскими странами, кроме СССР, были еще: Румыния, Болгария и... Турция.

Советские войска входят в Румынию в августе 1944 года...

В сентябре 1944 года планировалась десантная операция в болгарские порты Бургас и Варна... Но проведена не была: в Болгарию входят соединения 3-го Украинского фронта, в Болгарии происходит смена власти и новое правительство объявляет войну уже Германии...

Таким образом, две причерноморские страны, а именно: уже бывшие союзники Германии - Румыния и Болгария - нейтрализованы.

Остается... Турция.

И сохраненный Черноморский флот для... «...подготовки других военных операций на Черном море...».

Однако с Турцией Сталину сложнее.

Явного, прямого и легитимного повода провести «...другую военную операцию на Черном море...» и которая может быть проведена только против Турции и только десантом на Босфор - нет.

Турция в нейтралитете.

А в феврале 1945 года она вообще становится формальным союзником СССР, объявляя войну Германии...

Черноморский флот для проведения десантной операции - был сохранен.

Но против Турции применён не был.

Был ли прав Сталин, всячески оберегая Черноморский флот?

Сложный вопрос, на который каждый вправе иметь свой ответ...

С точки же зрения Верховного Главнокомандующего, мыслящего стратегически далеко вперед, Сталин считал свои действия правильными... Ввяжись Турция в войну на стороне Германии, только сохраненный Черноморский флот, по мнению Сталина, мог осуществить то, что являлось и является жизненно необходимым для России Имперской, России Советской и России современной, а именно - взять черноморские проливы в свои руки...

Турецкий же военно-морской флот периода Великой Отечественной войны состоял из: 1 линейного крейсера, 2 лёгких крейсеров, 2 канонерок, 3

тральщиков, 8 эсминцев, 12 подводных лодок, 3 торпедных катеров, 5 минозаградителей. И с этим Верховному, выстраивавшему свои планы «на Босфор» - приходилось считаться.

Но не сложилось тогда у Сталина...

Пришлось действовать дипломатически.

Однако - безрезультатно.

19 марта 1945 года советское правительство денонсировало советско-турецкий договор о дружбе от 1925 года. В мае Турция предложила проект соглашения, при котором в случае войны гарантировался бы свободный проход армии и флота СССР через турецкую территорию. Однако, советский нарком иностранных дел В. М. Молотов в июне 1945 года в Москве, во время встречи с послом Турции в СССР Сарпером, настаивал на внесении в турецкий проект пункта о создании в Черноморских проливах советской военно-морской базы и совместного с турками контроля над проливами. Турки предложение отклонили и в 1952 году поспешили… вступить в НАТО.

Таким образом, «проблема проливов» для России остаётся актуальной и по сей день, и... требует своего разрешения.



Андрей Ерошевич

Крымский новостной портал "INFORMER

Добавлено: 4-04-2016, 23:09
0
203

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика