В Севастополе создадут колхоз для наркоманов

С 2016 года это будет единственный путь спасения для тех, кто не хочет возвращаться от метадона к героину, и кто не в состоянии платить по 18 тыс за инъекцию Вивитрола.


«Опиумная война», развязанная с 90-х против населения СНГ, продолжает собирать жатву в Севастополе. При Украине здесь «лечили» наркоманов метадоном, меняя шило на мыло. Результат — ни одного излечившегося. В России метадон запрещен и зависимых лечат Вивитролом. Пока бесплатно, но с нового года наркоманам придется платить за каждую инъекцию: бюджет не резиновый и государство предпочитает тратиться на лечение детей и стариков. Чтобы метадонозависимые не умерли от ломки, новый главврач Севастопольской психбольницы предлагает им оплачивать лечение, работая в реабилитационном сельскохозяйственном центре. Он пока не создан, но будет, уверяет Ирина Шадрина.

Напомним, что «заместительная терапия» метадоном — это вид «помощи» опиумным наркоманам, при которой вместо героина им дают метадон. Он снимает «ломку», но наркозависимость сохраняется. ООН включила метадон в перечень № 1 Списка наркотических средств Единой конвенции о наркотических средствах еще в 1961 году. В России заместительная терапия метадоном не применяется с 90-х годов, на Украине она до сих пор является основным способом «лечения» наркоманов.

По словам пресс-секретаря регионального управления ФСКН по Крыму и Севастополю Андрея Трацевского, на 1 января 2015 года на диспансерном учете состояло 1304 севастопольца, из них 116 человек обратились за помощью впервые.

«В Крыму и Севастополе ситуация сложная, ведь заместительная терапия действовала здесь на протяжении многих лет, до мая 2014 года, — говорит Трацевский. — После ее отмены наркозависимым было предложено продолжить лечение в клиниках Санкт-Петербурга, Ленинградской области, Москвы и других городов России, но уже по более эффективным и гуманным методикам».

Руслан, руководитель одного из реабилитационных центров Севастополя, рассказывает: «Треть тех, кто уехал на лечение в другие города России, умерли от передозировок сразу по выходу из клиник. Там их медикаментозно очистили от наркотика специальными препаратами, а они решили снова взяться за старое, естественно организм не выдержал. У нас в центре после отмены заместительной терапии пациентов прибавилось, из них 70% составляют те, кто "лечился" метадоном».

По мнению Ивана, одного из тех, кто на себе испробовал заместительную терапию, главный минус программы — некомпетентность медицинских работников, назначавших и выдававших препарат: «Во-первых, у нас его давали всем подряд, не принимали во внимание на чем "сидит" человек. Во-вторых, нигде в мире его не принимают годами, есть специальные схемы понижения дозировки, рассчитанные на короткие сроки, которые украинские врачи не соблюдали. Я сам нашел подобную схему в Интернете, стал ей следовать, это и помогло мне вылечится».

Иван делится: единицы смогли справиться с проблемой также как он. «Многие участники программы (заместительной терапии) вернулись к употреблению героина, причем некоторые из них со слезами на глазах — не хотели снова переживать мучительные «ломки» или опять «садиться» на иглу. Кроме того, два моих знакомых покончили жизнь самоубийством — так тяжело было им вернуться к жизни без метадона».

Доктор медицинских наук Ирина Шадрина, главврач Севастопольской городской психиатрической больницы, убеждена, что нельзя назвать лечением замену одного наркотика на другой. По ее мнению, распространение терапии замещения метадоном на территории стран постсоветского пространства неслучайно:

«Фонд Сороса, спонсировавший цветные революции, развязывавший войны — он же и спонсирует психологическую атаку на другие страны мира. Внедрение заместительной метадоновой терапии в Европе и странах СНГ — это психологический терроризм, ведь психическое здоровье населения — основа национальной безопасности государства», — говорит она.

По ее мнению, инициаторы внедрения заместительной терапии во всем мире — США: «Внедряя ее у нас, не применяя у себя, они (американцы) подрывают психическое здоровье других наций и укрепляют свое господство. Когда это понимают правительства других стран — они запрещают метадон. В России мы поняли это сразу и давно, а Украине его навязали в самом плохом варианте».

По словам Ирины, результат заместительной терапии метадоном в Крыму и Севастополе — ни одного излечившегося: «Мы вместе с главным наркологом города и заведующей диспансерным отделением просмотрели все истории больных наркоманией в Севастополе, находящихся на диспансерном учете. Умерших — 20 человек. Кроме того, ни один из пациентов с 2009 года не вернулся к нормальному социальному функционированию, не обзавелся семьей, не занимается квалифицированным трудом. Вывод однозначный: проводившаяся в Севастополе заместительная терапия метадоном не просто не эффективна, она имеет негативные последствия с большим экономическим ущербом для города».

Главврач Севастопольской городской психиатрической больницы намерена изменить существующее положение дел, используя опыт израильтян: «В мире есть методы лечения наркомании. Израильский нарколог Андрэ Вайсман готов поделиться такой методикой с Севастополем. Она уже работает в Санкт-Петербурге».

Сейчас для лечения в городе-герое применяется препарат Налтрексон (Вивитрол). Пока что он является бесплатным, несмотря на то, что стоимость одной инъекции составляет 18 000 рублей. В следующем же году, если человек захочет лечиться — он должен будет сам заработать себе на препарат.

«У нас много людей с тяжелыми заболеваниями, детей, которые заболели не по собственной вине, и именно их надо лечить бесплатно, а не наркоманов и алкоголиков. Мы будем здесь делать реабилитационный сельскохозяйственный центр и предоставим наркозависимым возможность работать и самостоятельно оплачивать свое лечение», — отмечает Ирина Шадрина.

Бороться с наркоманией главврач предлагает строгими методами: ужесточить наказание за распространение наркотиков и возвратить систему принудительного лечения.

«Мы сейчас приобретаем новое оборудование для определения психоактивных веществ в моче на молекулярном уровне, — говорит главврач Севастопольской городской псиюбольницы. — Тест-полоски уже не эффективны. Новый аппарат российского производства может обнаружить следы запрещенных веществ даже к концу 8 суток после применения. Это крайне важно, ведь если доказали — ставим на учет, а если ставим на учет — лечим».

По данным ФСКН на момент воссоединения Крыма с Российской Федерацией заместительную терапию в республике получали 806 пациентов. Смогли ли они преодолеть свою зависимость в новых условиях лечения? Этот вопрос пока остается без ответа, однако очевидно, что Крым и Севастополь закрыли метадоновый рынок полуострова, и наркотиков за счет государства здесь больше не будет никогда.

Источник: primechaniya.ru

Добавлено: 24-08-2015, 09:43
0
305

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика