Фильм «007: Спектр»: тот самый Бонд. Джеймс Бонд

Агент 007 получает послание из прошлого, в котором покойная М (Джуди Денч) намекает, что за её убийцей может стоять куда более серьёзная преступная организация. По её наводке Бонд самостоятельно отправляется в Мексику на поиски некоего Марио Скьяра, готовящего крупный теракт в центре Мехико. Цепочка дальнейших событий выводит его на след глобального криминального спрута, однако в MI6 подобные неуставные инициативы агентов, имеющих лицензию на убийство, не одобряют. Новый M (Райф Файнс) отстраняет Бонда от дел, а в недрах разведывательной службы зреет ещё более серьёзная перемена, которая грозит навсегда положить конец программе агентов, отмеченных двумя нулями. Амбициозный молодой начальник разведки C, как называет его старомодный Бонд, хотя тот представляется просто Максом (Эндрю Скотт), лоббирует программу создания единой всемирной информационной сети разведданных. Агенты для этого нового поколения разведки уже будут не нужны, их место займут автоматизированные дроны. В таких условиях Бонду приходится действовать по старинке и втайне от главного штаба, ведь не исключено, что в происходящее в MI6 запустил свои щупальца тот же вездесущий спрут организованного зла, что в прошлом стоял за многими трагедиями в собственной жизни Бонда. Имя ему - «Спектр».

Фильмы о Джеймсе Бонде - как дорогой толстый глянцевый журнал, оживший лукбук фантазмов элитарного образа жизни, проводником по которым выступает неотразимый агент 007. Даже его псевдоним из цифр звучит как номер дорогих духов, не говоря уже о шикарных костюмах, аксессуарах, автомобилях. Новый, 24-й по счёту фильм бондианы наглядно демонстрирует жизнеспособность этой модели скрещения кинематографа и фэшен-индустрии, когда-то позволившей второсортному роману Яна Флеминга стать культовым брендом. При этом наметившаяся, особенно с появлением в главной роли Дэниела Крэйга, тенденция на создание универсального кинопроизведения, равно новаторского по части зрелищности и по-человечески трогающего, с каждым новым фильмом поднимает планку требований к бондиане всё выше. После ошеломляющего успеха «007: Координаты «Скайфолл» режиссёру Сэму Мендесу и коллективу из четырёх сценаристов пришлось крепко задуматься, чем удивить зрителей в следующем фильме. Выбор был сделан в пользу беспроигрышной, на первый взгляд, стратегии: немного нарушить привычные правила игры, противопоставив Бонда руководству MI6, подпустить подробностей из детства Бонда и в остальном опереться на мощь традиции, возродив в массовом сознании золотую эпоху бондианы: фильмы 1960-х с агентом 007 в исполнении Шона Коннери.

Начало «Спектра» и впрямь впечатляет! Длинный, снятый почти без склеек эпизод на мексиканском карнавале в честь Дня мёртвых выливается в масштабный экшен с рукопашным боем на вертолёте, делающем в это время едва ли возможные в реальности фигуры высшего пилотажа над заполненной людьми площадью. Сильная начальная сцена - одна из фирменных составляющих фильмов о Джеймсе Бонде, не менее важная, чем пресловутые «Астон Мартин» или мартини с водкой. Уже здесь видно усилие создателей фильма по возвращению славных традиций бондианы на новом зрелищном уровне. Далее опять по классической схеме: контрастный душ из фантастических по красоте локаций: Мехико, Рим, Австрийские Альпы, Танжер, наконец, метеоритный кратер посреди Сахары - панорамы мест действия не уступают лучшим тревел-обзорам люксового глянца. Действие первой половины фильма с разной степенью неожиданности отрабатывает фирменные знаки агента 007, от которых два ранних фильма с Крэйгом показательно отходили: автомобиль «Астон Мартин», предполагающий множество суперспособнойстей, покорит нас одной-единственной - уйти со сцены так же быстро, как и появиться, ставший мемом рецепт любимого коктейля Бонда (тот самый «смешать, но не взбалтывать», в оригинале имеющий прямо противоположный смысл: shaken, not stirred) покажет свой поистине взрывной потенциал, ну а коронная фраза «Бонд. Джеймс Бонд» будет впервые за много лет вновь сказана всерьёз.

Барочная опера, щупальца осьминога на теле обнажённой женщины (вдохновлённое шоковой славой японского экстрим-порно), наконец, Рим и Танжер как модные туристические направления - из обоих, правда, уже успели извлечь свежую порцию киногламура Соррентино в «Великой красоте» и Джармуш в «Выживут только любовники» - сочетание актуальных тенденций из мира моды, кино и не только с характерной для бондианы игрой на ожидании/искажении фирменных черт, конечно, увлекает и даже на время уводит внимание от необоснованных и неуклюжих сюжетных поворотов, которых, с приближением финала «Спектра» становится всё больше. Конечно, по законам хорошего глянца текст не так важен, как зрелищное фото, и сюжет в бондиане далеко не главное, однако ближе к последней трети фильма начинает казаться, что Сэм Мэндес заигрался с аллюзиями на Бонда 60-х именно от невозможности влить какую-либо ещё свежую струю в историю суперагента с 50-летним стажем.

Для Дэниела Крэйга, сделавшего больше других для обновления и очеловечивания этого образа, роль в «Спектре» могла бы стать славным концом его персональной бондианы, своеобразным «кругом почёта» по главным темам, мотивам и аттракционам всей серии. Однако вопреки желанию самого Крэйга контракт обязывает его ещё минимум один раз втиснуться в элегантный костюм лицензированного убийцы. Напротив, Кристоф Вальц в роли главного злодея словно участвует в благотворительной костюмированной вечеринке: играть злодея не составляет ему особого труда, но сама роль не блещет оригинальностью. Образ Оберхаузена, как и само название организации «Спектр», прямо отсылают к главному врагу Бонда на протяжении шести фильмов (с 1963-го по 1983 год) Эрнсту Ставро Блофельду - тот же костюм с закрытым воротником, даже белый ангорский кот имеется. Для Вальца, игравшего куда более колоритных злодеев, эта роль вторична, хотя он и справляется с ней мастерски.

Что касается сюжетных нововведений: куда более заметное место в «Спектре» занимают новые Кью и Манипенни, введённые в «Координатах «Скайфолл» и сыгранные Беном Уишлоу («Парфюмер») и Наоми Харрис («Франкенштейн»). В целом это неплохо: командный подряд приходит туда, где раньше царствовало единоличное обаяние Бонда, разнообразие… Рэйф Файнс тем временем со скрипом обосновывается в кабинете, казалось, бессменной М в исполнении Джуди Денч, роль М она сыграла в семи фильмах о Бонде до того, как была «убита» в том же «Скайфолле». Харизматический потенциал у нового М вроде бы есть, Волан-де-Морт в прошлом как-никак, но линия этого персонажа пока «ни рыба ни мясо». Кстати, мужчина на должности М - опять дань ретро, как и мясистый громила, пугающий шириной своих плеч, а не кругозора - как главный боевой противник Бонда. Его роль исполнил Дейв Батиста, недавно посетивший московскую премьеру «Спектра».

Одна из главных интриг, конечно, касалась девушки Бонда, и тут зрителей ждёт некоторое разочарование. Заявленная Моника Беллуччи проводит на экране не более трёх минут, но и их хватает, чтобы распространить шлейф её сексуальной энергии на всю первую половину фильма. Во второй же извечно вакантное место возлюбленной Бонда займёт не столь яркая, но более подходящая «по формату» Леа Сейду. Спорить о том, насколько она хороша в этой роли, можно долго, но факт налицо: как и подмена Беллуччи на Сейду кажется неравноценной, так и вся вторая половина фильма обрывает динамичное перелистывание страниц этого экшен-глянца и начинает буксовать, явно злоупотребляя самоповторами. Сюжетные перипетии и особенно финальная схватка со злодеем не добавят оригинальности второй части фильма, да и в визуальном плане она куда менее эффектна. Самый дорогой, снятый за 300 млн долларов фильм о Бонде буквально начинается за здравие и заканчивается за упокой.

Что касается актуальной политической составляющей «Спектра», наличие которой с недавних пор считается хорошим тоном для шпионской саги, то, увы, и в этом пункте «Спектр» даёт сбой, представляя картонный мир с ряженным суперзлодеем вместо сколь-либо актуальной политической повестки. По мысли авторов, если «007: Координаты «Скайфолл» был «фильмом после Ассанжа», то «Спектр» предполагался как «фильм после Сноудена», рассказывающий о тотальном надзоре, власти информации и эрозии гражданских свобод, однако ничего такого вы там не найдёте. Кажется, за время подготовки фильма мировой политический контекст двинулся радикально в иную сторону и страшилка про слияние баз данных мировых разведок с последующей утечкой информации прямо в руки коварного «Спектра» представляется абсурдом, не более чем внешним сюжетным трюком в том же ретростиле, что и главный злодей Оберхаузен.

Вердикт:

В сердце актуального стиля всегда есть место для верности традициям, что из фильма в фильм и доказывает Джеймс Бонд - один из знаков качества «старой доброй Англии». Однако попытки выдать старое за новое иногда звучат тревожным звоночком кризиса. Не хотелось бы, чтобы эта участь постигла и серию фильмов об агенте 007, по крайней мере пока на экране лучший Джеймс Бонд - Дэниел Крэйг.

Источник фото:Sony Pictures

© Источник

Добавлено: 3-11-2015, 16:55
0
1929

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика