Сладкая жизнь Лукерьи Ильяшенко

SUPER встретился с Лукерьей Ильяшенко на съемочной площадке новой молодежно-фантастической картины от компании «Киноданц» и продюсера Евгения Мелентьева «Танцы насмерть». Звезда сериала «Сладкая жизнь» рассказала о своих правилах жизни.

Мне нравится играть разные роли, люблю менять амплуа. А еще люблю ответственные задания.

Со второго сезона «Сладкая жизнь» стала какая-то кисло-сладкая.

«Голодные игры» мне не понравились. Мне все говорят, что я очень похожа на главную актрису (Дженнифер Лоуренс. - Прим. SUPER), но я не помню, как ее зовут.

Я ничего не имею против молодости, я за реализм и натурализм в самых жестких проявлениях.

Манера игры должна быть такой, чтобы этому можно было сопереживать, чтобы можно было забыть про этот ненастоящий мир. Актер, персонаж, должен нести максимум человеческого. Чему сопереживает зритель? Тому, что ему близко, ситуациям, которые ему близки. В этом заключается успех любой картины.

Почему мы постоянно копируем чужое? Ну, наверное, есть запрос. Все-таки спрос рождает предложение, а не наоборот.

Мое дело солдатское. Мне предложили роль в фильме «Танцы насмерть», я нашла в ней что-то интересное. Я понимаю, что это полный метр, понимаю, что это танцы, которые мне интересны, как бывшему артисту балета, поэтому я согласилась. Если бы я не умела двигаться, меня бы, наверное, не взяли.

Наши не умеют делать спецэффекты. Каждый раз, когда они это делают, это прям плохо. По крайней мере то, что я видела.

У меня нет классического актерского образования, и театр для меня это опыт и развитие, но сказать, что я хотела бы играть в театре до конца своих дней, - ни в коем случае. Меня не тянет в театр, для меня это просто новый челендж.

У нас умеют снимать либо артхаус, либо ничего. Зртельского кино хорошего, как такового, нету. У нас либо чернуха-чернуха, либо юмор на уровне туалетного. А вот чего-то посередине, хорошего, коммерческого, зрительского - увы.

Я причисляю себя к народу, а не к элите. И амбиций о том, что я делаю высокое искусство, у меня нет. Помимо искусства - это работа. И мне тоже надо есть. И пить. И одеваться.

Я интроверт. Но когда мне надо, как любой артист, я могу быть активной.

У меня есть отношения, которые длятся уже год. Он несколько старше меня. Мы никуда не ходим, потому что я постоянно работаю. Мое отношение к нему серьезно. Но что-то планировать наперед - не вижу в этом смысла. Мой отец умер, когда мне было десять лет. Никто об этом не мог подозревать, бац! - и его нет. Поэтому планировать что-то с людьми, которые изменяются, которые непостоянны, я не могу.

Я не терплю ревнивых мужчин, не терплю жадных, глупых и упертых мужчин, и я не терплю категоричных. А таких, к сожалению, подавляющее большинство.

Я вообще за любой кипиш, кроме голодовки.

Я немножко перекрытая на древностях и на полном серьезе планирую пойти учиться на антиквара. Вот психану и пойду.

БОНУС:

Специально для SUPER Лукерья Ильяшенко описала сюжет фильма «Танцы насмерть», в котором она сейчас снимается:

«Мы находимся в некоем постапокалиптическом пространстве, это Москва после апокалипсиса. В общем, короче, все накрылось медным тазом. Под землей находится какое-то ядро, которое выпускает непонятные частицы на горожан, эти частицы настолько огнеопасные, что, либо они сжигают тебя полностью, либо, вдыхая их, ты прожигаешь себе легкие. Раз в какой-то промежуток времени происходит некое жертвоприношение, когда люди посредством танца достигают пика эмоций, и в этот момент ядро-арена, на которой они танцуют, вытягивает из них энергию, получает достаточное ее количество и успокаивается. И мирные жители живут спокойно какое-то время. Все общество делится на два сегмента: есть элита, которая живет в бункерах и не дышит частицами, и есть все остальные люмпентарии, которые живут на поверхности и подвергаются нападкам - иногда эти частицы есть, а иногда их нет. Моя героиня Аня, она из элиты и живет в бункере. Есть распорядитель, который отбирает этих уличных танцоров для того, чтобы те, в свою очередь, принесли жертву ядру. Аня - дочка распорядителя, она-то на самом деле одупляет, что все это очень-очень плохо и люди, которые приносят жертвы, не сами туда идут, а по принуждению, потому что их вылавливают. И в какой-то момент у нее погибает ее подруга, и она такая, типа, «да пошел ты куда подальше, папаша, я пойду сама и тоже стану жертвой», в надежде на то, что это заставит распорядителя прекратить свою грязную деятельность».

Добьется ли героиня Лукерьи своего и восторжествует ли справедливость, мы узнаем в следующем году.

Источник фото:Архивы фотоагентств

© Источник

Добавлено: 9-10-2015, 23:24
0
941

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика