Костюмер «Багрового пика» раскрыла секреты гардероба главных героев

Сегодня на экраны выходит фильм Гильермо Дель Торо «Багровый пик». Стилизованная под готический хоррор любовная драма отличается своей визуальной и костюмированной составляющей. SUPER пообщался с художником по костюмам «Багрового пика» Кейт Холи и узнал, тяжело ли работать с Гильермо Дель Торо, какое символическое значение несет одежда героев и как определить по внешнему виду героя дальнейшее развитие событий фильма.

Расскажите с чего началась ваша страсть к дизайну и костюмам?

Первое воспоминание возвращает меня в Лондон, где мы жили с семьей - в 5 лет я украла книгу о костюмах из библиотеки. Она до сих пор у меня… Помню, как я выиграла коробку арахиса в шоколаде за костюм крестной феи, который я сделала вместе с мамой для школьного праздника. Мой отец, Тим Хоули, был оперным певцом; Когда мы переехали в Новую Зеландию и отец стал работать в местной опере, я начала рисовать декорации для его труппы. Мне всегда невероятно везло по жизни. Например, у меня появились невероятные наставники Тони Рэббит и Колин МакКолл, заведовавший новозеландским театром Даунстэйдж. К тому же я выиграла грант на обучение в школе дизайна театра Мотли в Друри-Лейн (в Лондоне), и моим куратором стала великая Маргарет Харрис, театральный декоратор старой закалки и основательница школы.

Как вы попали в мир кино?

Благодаря Питеру Джексону. Я всегда буду ему благодарна за то, что он предоставил мне шанс. Я работала с ним над фильмом «Милые кости» (2009). И это был колоссальный опыт. Я каждый день узнавала от него что-то новое!

Как вы оказались в команде проекта «Багровый пик»?

Первый раз я познакомилась с работой Гильермо Дель Торо в номере новозеландского отеля, где по телевизору показывали Лабиринт Фавна (2006). Помню, тогда сказала своему другу: «Придет день и я буду работать с этим гениальным режиссером». Два года спустя нас познакомил режиссер Питер Джексон, с которым я в тот момент готовилась к работе над «Хоббитом», но Гильермо пригласил меня поработать вместе с ним на площадке «Тихоокеанского рубежа» (2013). А по его окончании он просто сказал мне: «У меня тут есть один проект, скажем так, небольшая лента о Викторианской эпохе». И я согласилась.

Каким человеком вам представляется Гильермо Дель Торо?

Вы знаете, можно сказать, что у него раздвоение личности. С одной стороны он мальчишка-ботаник, обожающий роботов и монстров, а с другой - высокоинтеллектуальный муж эпохи Просвещения. Он знает всё и обо всём на свете. Я восхищаюсь тем, как он умеет не просто создавать миры, но и рассказывать с их помощью связанные истории. Однажды он признался мне, что считает себя «доброжелательным диктатором». Хотя он и задирает планку качества очень высоко, с ним очень легко сотрудничать, даже несмотря на то, что он частенько очень страстно выражается и виртуозно сквернословит.

Какую задачу он перед вами поставил?

Ещё в самом начале съемок он четко разграничил два мира, в которых происходит действие. Первый - Аллердейл в Великобритании. Там царит атмосфера голода, холода и распада, атмосфера прошлого. Чтобы усилить контраст, Гильермо попросил сделать второй мир, город Буффало, солнечным, излучающим богатство и достаток. Здесь уже вовсю торжествует новый индустриальный век, будущее. И я увидела эти два мира будто бы соединёнными маленькой дверцей. Костюмы отражают архитектуру и волшебную, сомнамбулическую атмосферу готической романтики. Состоятельность и богатство персонажей, населяющих Буффало, показаны с помощью насыщенной золотой палитры. Аллердейл, старый и увядающий, наоборот, насыщен голубыми, застывшими тонами. Когда зритель переходит из Буффало в Аллердейл, он будто снимает розовые очки. И видит, как рассыпаются прахом романтические фантазии о семье Шарп. Их одеяния, некогда богатые, несут печать старости и одряхления, будто бы они - пришельцы из другой эпохи и к современному миру не имеют никакого отношения.

Гильермо дель Торо давал вам какие-нибудь конкретные рекомендации по будущим костюмам?

Гильермо очень серьёзно относится к цветовому оформлению фильма. У нас были чёткие правила на использование каждого цвета в каждом отдельном эпизоде. Например, практически во всех сценах запрещалось использовать красный. Однако потом Гильермо сказал, что ему нужна капля крови в Буффало, и в фильме появилось красное платье Люсиль, которое надето на ней в сцене бала. Визуально оно становится первым сигналом к надвигающейся опасности.

Что ваши костюмы рассказывают о личностях персонажей?

Мои костюмы раскрывают природу эмоциональных переживаний персонажей и символизируют центральный смысл их характеров. Например, Люсиль окрашена в тёмные тона, словно мотыльки и бабочки, которых она коллекционирует. А хрупкость красоты Эдит подчеркивается её платьями, она воплощает золотую бабочку, которую Люсиль хочет заполучить в свою коллекцию. Первая часть фильма рассказывает о лете, поэтому все цвета и тона выдержаны в золоте и благородном табачном оттенке, мы накладывали слой за слоем, чтобы добиться атмосферы изобилия. Как только Эдит влюбляется в Томаса, её силуэт начинает видоизменятся, она расцветает. Рукава начинают набухать, число слоёв одежды увеличивается, цветы становятся более насыщенными. В одеянии Эдит мы использовали тему цветов - пока она в Буффало, цветы на ее одежде кажутся маленькими, но они увеличиваются и цветут вместе с героиней. Когда она покидает Буффало и становится заложницей дома в Аллердейле, её одеяние преображается согласно давящей, мрачной атмосфере поместья: на платьях появляются высокие воротники, они становятся белыми, почти прозрачными, как одеяния призрака.

А как вы создавали образ персонажа Тома Хиддлстоуна?

Я отталкивалась от костюмов «рок-звезд» викторианской эпохи - романтичных и тёмных персонажей: соблазнившего десятки женщин лорда Байрона и Хитклиффа (персонаж «Грозового перевала» Эмили Фронте. - Прим. ред.). Также я использовала образ с картины Каспера Давида Фридриха «Странник над морем тумана», на которой виден красивый силуэт мужчины. Когда я её показала Тому, он засмеялся, что живопись появляется в каждом его фильме. Его персонаж носит классические сюртук и жилет, однако их контуры обманчивы: они на самом деле длиннее и тоньше. Мы сделали свободнее его воротник и ужали некоторые элементы, как этого хотел Гильермо. В точности как и у Люсиль, оказавшейся в залах Аллердейла, мы со временем начинаем замечаем старость и дряхлость костюма, который в мире Буффало казался загадочным и чарующим.

Какие ткани вы использовали для костюмов?

Я выбирала материалы, соответствующие эпохе. Прежде всего это были вельвет и парча для жилетов. Думаю, что секрет привлекательности Тома в том, как он носит вещи, а также в небольших изменениях их покроя. Пришлось много времени потратить на штаны, чтобы они начали обтягивать его заднюю часть. На самом деле в те времена штаны были свободнее, но мы изменили форму, чтобы Гильермо получил желаемый силуэт. Всё, что носят Томас и Люсиль, сшито вручную.

Это был интересный опыт?

Безусловно. Особенно благодаря работе с Гильермо и Каллусом Грином, нашим продюсером. Вся съемочная группа стала одной большой семьёй. Актеры и все участники съёмочного процесса с огромным удовольствием приезжали на площадку. Я уверена, что по-настоящему дружественная атмосфера фильма будет ощутима зрителями.

Источник фото:Universal

© Источник

Добавлено: 16-10-2015, 09:30
0
537

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика