Фильм «Багровый пик»: страшно красивая сказка о любви

Начало ХХ века, дочь нью-йоркского строительного коммерсанта Эдит Кашинг (Миа Висаковска), рано потерявшая мать, растет мечтательной и немного старомодной девушкой. Она хочет стать писательницей, такой как Мэри Шелли, и в своем первом романе грезит о призраках. С настоящим призраком ей уже однажды пришлось встретиться в детстве. Через день после похорон её матери жуткая тень появилась в спальне девочки и по-матерински заботливо прошептала ей на ухо: бойся багрового пика…

Свойственные Эдит увлеченность, душевная глубина и тонкий ум очень скоро находят достойный объект для интереса: в конторе своего отца она встречает элегантно, но не по моде одетого учтивого джентльмена, который сразу высоко оценивает ее литературный талант. Баронет Том Шарп (Том Хидлстон) приехал в Нью-Йорк со своей сестрой Люсиль (Джессика Честейн) в поисках займа для постройки изобретенной им машины по добыче красной, как кровь, глины, которой богата земля их фамильного поместья в Англии. Внезапное и искреннее чувство Эдит к таинственному незнакомцу очень скоро приведет зрителя вслед за героиней в то самое родовое гнездо Шарпов, удивительный и жуткий дом, который дышит, кровоточит и ничего не забывает.Первое, что поражает в «Багровом пике» - это его филигранно выстроенная, невиданной красоты визуальная оболочка. Каждая деталь костюма и интерьера, как водится у Гильермо дель Торо, продумана и выразительна. Режиссер, умеющий снимать, как скромные по бюджету авторские картины, так и многомиллионные экшн-блокбастеры, на сей раз соединил камерный интимный сюжет с дорогим, до лоска отточенным качеством. Героини Джессики Честейн и Мии Висаковски в своих удивительных старинных платьях в каждом кадре выглядят так, будто сняты для лукбука Vogue, вдохновленного нарядами древних английских аристократов. Уникальный авторский почерк Дель Торо узнаваем сразу: сказочную атмосферу фильма прорезают натуралистичные сцены жестокости, а призраки не прячутся в шкафу, чтобы напугать в самый последний момент, но извечно существуют рядом с людьми и почти столь же реальны. Да, внезапность их появления щекочет нервы, но такова ведь природа призраков. По-настоящему ужасными - что не раз подчеркивал в своих интервью сам режиссер - оказываются не полуразложившиеся фигуры потусторонних существ, а живые люди из теплой плоти и крови. Главное отличие «Багрового пика» от ранних авторских работ Дель Торо, опять-таки, в верности выбранному стилю. Если «Лабиринт Фавна» и «Хребет дьявола» были лишены жанровой конкретики и балансировали на грани сказки, мифа и жестокой исторической аллюзии, то у «Багрового пика» есть весьма конкретный жанровый эталон - традиция готического романа. Увы, она же и ограничивает фильм, лишая его той многозначности и выигрышного пограничного статуса, который был у «Хребта дьявола» и «Лабиринта Фавна».

Конечно, новый фильм Дель Торо заставит вспомнить о тайне закрытой комнаты в доме возлюбленного Джейн Эйр - аристократа Эдварда Рочестера и о проклятии дома Ашеров, стены которого больше не способны скрыть всех страшных секретов: насильственных смертей, кровосмесительных связей и детоубийств - спутников упадка аристократического рода. Гильермо дель Торо, трепетно любящий готическую литературу, вплетает в свой готический хоррор множество аллюзий на канонические тексты, но вносит в фильм и ряд невозможных для литературной готики новшеств: главными действующими персонажами в «Багровом пике» становятся женщины, они же, а не мужчины, способны на самое жуткое зло (а вот призраки, как всегда у Дель Торо, - жертвы). Героини Мии Висаковска и Джессика Чесствейн подчеркнуто противопоставлены: нежная бабочка и плотоядный мотылек, поедающий бабочек. Одна - блондинка в пышных светлых нарядах, другая - брюнетка, всегда в закрытых платьях густых темных тонов. Их столкновение символично, так отражаются друг в друге рациональность и безумие (темы, которые очень важны здесь для Дель Торо), так же, бок о бок, существуют два лика любви: творящий и разрушительный. В конце концов, «Багровый пик» именно о любви, огонь которой может озарить даже самые темные души. Как и юная Эдит, мы не можем противостоять очарованию героя Тома Хидлстона, хотя и понимаем, что героине по всем правилам полагается стать женой другого - доброго, мужественного и рационального молодого доктора (героя Чарли Ханнема). Вместе с одержимой Люсиль Шарп мы не можем не желать приближения судьбоносной встречи с Багровым пиком, где каждый шаг проявляет на снегу кровавый след прошлого. Сюжет и напряжение фильма на самом деле держат не столько детективная и хоррор составляющие - о нечистых намерениях и кровавом прошлом брата и сестры Шарп, мы узнаем достаточно быстро, - сколько развитие чувств героев. От того в финале и возникает щемящее чувство тоски о не сбывшейся, но промелькнувшей истинной взаимной любви двух, созданных друг для друга людей.Отдельно стоит сказать о центральном для фильма образе - доме Шарпов. Особняк истекает красной глиной, как кровью, в куполе над гостиной дыра, через которую падают сухие листья и снег, хотя на много километров вокруг лишь одно дерево. В витражи на чердаках даже зимой бьются гигантские бабочки. Дом медленно уходит в багровую глиняную преисподнюю, постепенно умирает, как чахнет и аристократический род его хозяев. Создается впечатление, что Гильермо дель Торо задумал «Багровый пик» едва ли не только ради возможности выстроить ради съемок настоящий готический особняк и любовно наполнить его всевозможными дивными мелочами.Вердикт:

Вопреки ожиданиям, новый фильм Дель Торо не удивит запоминающимися страшными сценами или неожиданностью сюжетных поворотов. Он получился слишком камерным и декоративным, словом, не вполне таким, как ожидали. Конечно, от «Багрового пика» будут в восторге сумеречно настроенные подростки, барышни, мечтающие о своем темном принце, любители всевозможных фэнтези-миров. Но и более широкую аудиторию безумная красота фильма, хоть и не сведет с ума, но заставит отозваться о нем добрым словом.

Источник фото:UPI

© Источник

Добавлено: 16-10-2015, 09:36
0
1711

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика