От ядерного удара по СССР отделяли минуты

В США рассекречены свидетельства офицера, предотвратившего атомную катастрофу во времена Карибского кризиса, — сообщает КП.ру.

Третья мировая война, в которой не стало бы победителей, могла начаться 28 октября 1962 года. В тот день на ракетной базе США, расположенной на японском острове Окинава, был получен приказ на запуск крылатых ракет Mace B, оснащенных бомбами Mark 28.

Мощность взрыва каждой — 1,1 мегатонны в тротиловом эквиваленте, что в 70 раз мощнее бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки. Ракеты могли преодолевать расстояние 1,4 тыс. миль (около 2,3 тыс. км). На таком удалении и меньше от Окинавы находятся Ханой, Пекин, Пхеньян и Владивосток.

Капитан Уильям Бассетт, управлявший пуском ракет, засомневался в корректности полученного приказа, тем самым предотвратив ядерный удар.

Историю более чем 50-летней давности американскому изданию Bulletin of the Atomic Scientists рассказал его бывший сослуживец — американский пилот Джон Бордн, получив на это разрешение командования ВВС США.

Итак, в самый разгар Карибского кризиса, ранним утром 28 октября 1962 года на базе в Окинаве был получен приказ о запуске 32 крылатых ракет.

Его должны были произвести 8 боевых расчетов: каждый офицер запуска отвечал за 4 ракеты, в каждую команду входило 7 человек. Одним из таких расчетов командовал капитан Уильям Бассетт.

Тогда стратегические силы США находились в состоянии повышенной боеготовности уровня DEFCON 2 (на грани ядерной войны). Требовалась всего пара минут, чтобы перейти в состояние DEFCON 1 — максимальная готовность.

И, когда по радиосвязи пришла шифровка с приказом, капитан Уильям Бассетт сразу отметил, что следует быть предельно внимательным и осторожным, поскольку командование официально не перевело уровень боеготовности на DEFCON 1.

К тому же в учебных целях шифровки поступали периодически. Но коды в них не соответствовали условленному. Это был первый случай, когда и первая, и вторая часть кода совпали.

Бассет вскрыл хранившийся у него секретный конверт, где находилась третья часть кода, и убедился, что полученный приказ полностью совпадает с боевыми инструкциями. Проще говоря, полученная шифрограмма была не учебной, а приказом к действию!

Однако когда Бассет зачитал список полученных целей, и он сам, и все члены его расчета были очень удивлены. Они знали, что вероятным противником является СССР, однако 3 из 4 указанных в шифровке целей были за пределами Советского Союза.

Такие же сообщения получили и другие командиры расчетов. Бассету позвонил один из них и рассказал, что среди его целей также две находятся вне СССР.

По радиосвязи Бассет предложил другим командирам уточнить приказ в центре управления. Позвонив туда, Бассет соврал, что вторая часть шифра нечеткая.

«К ужасу всего расчета, закодированная инструкция была повторена в том же виде», — пишет Bulletin of the Atomic Scientists.

Капитан допускал, что Окинава могла стать первой целью атаки советских ракет, и в штабе на территории США послали максимально быстрый приказ, забыв поднять уровень боеготовности.

Однако беглые подсчеты показывали, что если русские действительно решили нанести упреждающие удары, они уже должны были накрыть Окинаву, но никаких взрывов на базе не происходило.

Тогда Бассет решил связаться с командным пунктом.

Однако ждать были согласны не все — пуском одной из ракет командовал лейтенант, который не признавал авторитета опытного и старшего по званию офицера, к тому же все его цели находились в СССР. Тогда капитан отправил на участок лейтенанта (он находился в 30 ярдах — около 28 метров) двух бойцов и приказал застрелить его — в случае, если тот приступит к запуску без устного приказа старшего офицера или без официального повышения уровня боеготовности до DEFCON 1.

В точности неизвестно, как проходил телефонный разговор Бассета со штабом, и что ему отвечали, поскольку поведавший эту историю Джон Бордн слышал его только с одной стороны. По его словам, Бассет требовал либо повысить уровень боеготовности до DEFCON-1, либо отменить приказ.

В конечном итоге приказ о запуске ракет был отменен.

Капитан велел сослуживцам никому и никогда не рассказывать о случившемся: «Ни один из нас не будет ничего обсуждать, что произошло здесь сегодня ночью, — пересказывает слова Бассета Джон Бордн. — В казармах, в баре, или даже здесь, на пусковой площадке. И не вздумайте писать об этом домой. Вам все совершенно ясно?»

Ветеран ВВС США Уильям Бассет умер В 2011 году. Лишь спустя 4 года после его смерти и более 50 лет после самого Карибского кризиса Джон Бордн предал историю огласке, уже сам находясь в инвалидном кресле.

Последние несколько лет он пытался разыскать других свидетелей той ночной тревоги, засыпал запросами национальные архивы безопасности и библиотеки. Бордн утверждает, что тот случай имеет документальное подтверждение, поскольку все командиры расчетов были привлечены к разбирательству.

По его итогам высший офицер, отдавший приказ о запуске ракет, был понижен в должности и вскоре отправлен в отставку. А линейные офицеры, предотвратившие ядерную войну, так и не дождались похвалы даже на словах.

Редакция Bulletin of the Atomic Scientists, опубликовавшая рассказ бывшего ракетчика, подчеркивает, что власти США должны немедленно рассекретить документы, касающегося прозошедшего 28 октября 1962 года на Окинаве:

«Если то, о чем рассказывает Бордн, — правда, это поможет историческому пониманию не только причин и последствий Карибского кризиса, но и той роли, которую может играть роковая ошибка в ядерный век», — пишет издание.

К требованию присоединились несколько известных в США ученых-историков.

Добавлено: 29-10-2015, 09:41
0
308

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика