«Функция США — опошлить мир»

Андрей Константинов: Запад взрастил монстра, а разбираться с ним теперь России.

«Сирийский узел» завязывается всё туже. После того, как Турция сбила российский бомбардировщик Су-24 М, военную группировку РФ в Сирии решено увеличить и усилить, в частности, современными средствами ПВО, передает «СП.ру».

А теракты в Париже заставили активизировать борьбу с боевиками так называемого «Исламского государства» * Францию.

Сам факт турецкой атаки на наш военный самолет стал первым в истории столкновением российских вооруженных сил с НАТО. А потеря Су-24 М и последовавшей за ней потеря вертолета Ми-8 — самыми крупными военными потерями РФ со времен конфликта 2008 года в Южной Осетии.

Что ответит на этот вызов Россия? Почему Турция, с которой в последние два года (как минимум) у нашей страны отношения, казалось, только улучшались, «выстрелила в спину» своему российскому партнеру? Какие подводные процессы вообще происходят сейчас на Ближнем Востоке и в Северной Африке?

Об этом корреспондент «СП» беседует с Андреем Константиновым, известным российским арабистом, а также журналистом, писателем, который не один год провел в этом регионе и имеет свой взгляд на природу постоянно возникающих там вооруженных конфликтов.

«СП»: — Андрей Дмитриевич, когда сирийский кризис только разгорался, многие в Европе говорили о том, что во всем виноват сам Башар Асад, а Запад во главе с США лишь «чуть подтолкнул», ускорил, так сказать, развитие кровавых событий.

— Восток, как известно, дело тонкое. Там всегда две, идущие одновременно, и при этом противоречащие друг другу, тенденции. С одной стороны, ничего не меняется веками, с другой — постоянно происходят какие-то изменения. При этом все страны данного региона остаются всегда «вещью в себе». И касается это не только Сирии.

Взять юг Аравийского полуострова, такого, что творится сейчас, там никогда не было. Да, в Йемене, разделенном одно время на Южный и Северный, стычки на границах прежде возникали регулярно. Сказывалась вековая вражда племен и конфессий. Но в принципе, было достаточно спокойно, о разломе говорить не приходилось. Стычки, случалось, возникали на границе с Саудовской Аравией. Саудиты ненавидели безбожный режим социалистического Южного Йемена. Привечали у себя «Армию освобождения Ю. Йемена», наёмников.

И периодически заходили в эту страну, совершая диверсии.

А Ливия была совершенно спокойным государством. Того, что происходит в стране сегодня, и представить было невозможно. И всё это «благодаря» нашим, как их теперь корректно называют, западным «партнерам». Они решили, что должны вмешаться в процессы, которые там идут, что знают, как должно быть правильно. И когда так называемый народ восстал против своего лидера Кадаффи, они его активно поддержали, прежде всего, оружием. А «народом» этим были мятежники из «Аль-Каиды» **. И сегодня в Ливии есть их провинция, присягнувшая на верность «ИГ».

Оттуда тоже идут танкеры с нефтью. Вырученные за её продажу деньги подпитывают халифат. И никто эти танкеры не останавливает. Вот только сейчас, после того, как был сбит наш самолет, заголосили: ах, турки, ах, торгуют нефтью с этими уродами-террористами. А на самом деле всё это было давным-давно.

«СП»: — Почему, кстати, на ваш взгляд, весь мир закрывал на это глаза?

— Думаю, потому, что все прекрасно знают, кто торгует, возможно, сами пользовались. Это как с изменами жены: либо ты закрываешь на всё глаза, если тебя в принципе устраивает такое положение, либо подаешь на развод, раздел имущества… Так устроен мир. Всё сложно. А на Ближнем Востоке часто случается, что выбил кирпич в одном месте, а посыпалось совсем в другом.

На Западе как думали: уберем Кадаффи, будет демократическое государство и всё станет хорошо. А вместо восставшего народа поддержали, как оказалось, упырей, которые начали взрывать мечети, жечь библиотеки, а потом, чтобы ни у кого не возникало сомнений, убили американского посла.

Несмотря на то, что первые удары по Ливии нанесли США, застрельщиком конфликта выступила фактически Франция. И в Ливии ситуация сейчас на самом деле хуже, чем в Сирии, просто народу там меньше, а территория огромная, поэтому не так заметно. Есть места дикие, гиблые, скажем, пустынный сахель, никто не знает, что там на самом деле происходит. А там образовался некий трансмагрибский коридор по прокачке оружия, наркотиков, рабов — всего, чего хотите. Идет он до самого Синая. Вот что получили!

В Сирии все было прекрасно до недавних времен. Асад-старший передал страну своему сыну Башару в очень неплохом состоянии. С одним «но»: там уже тогда назревали реформы. А Башар по образованию, взглядам — западный человек. И жена его, между прочим, гражданка Великобритании. И он затеял либеральные реформы, чтобы экономика сделала рывок, да и Западу понравиться хотелось.

Реформы оказались неудачными. Сирийские города обогатились, а деревни с их малограмотным суннитским населением, обнищали. Началось брожение. Клан Асада-младшего, составляющий основу сирийской власти, жестко подавлял всех недовольных. Вот это всё плюс активное разжигание ситуации извне с участием Саудовской Аравии, Катара и Турции и полыхнувшая тогда же на Ближнем Востоке «арабская весна» — вот и имеем теперь то, что имеем.

«СП»: — Так постепенно и вырастили общими «антисирийскими усилиями» монстра в лице радикальных исламистов?

— Да! Хотя радикализация ислама началась не вчера. Активное наступление новых форм идеологии исламской направленности на привычный всем мир началось с 1990-х годов и дальше раньше. Цель у тех, кто её исповедует — завоевать весь мир, построив цивилизацию по своему, единственно верному, как они считают, представлению. Основана эта идеология на многовековой обиде мусульман на Запад — за колониальную политику, за то, что мировая цивилизация отвергла их, сделала людьми второго сорта. Идеология выкристаллизовывалась, а с ней никто не боролся. Потому что толком не понимали: что, как и зачем?

«СП»: — Получается полная безнадега с этим новоявленным «Исламским государством»?

— Почему же? Политический ислам — это серьезный, конечно, фактор, но лишь один из вызовов человечеству. В конце концов, не все мусульмане агрессивны.

«СП»: — США недавно как будто признали свою ошибку за происходящее сейчас на Ближнем Востоке…

— Они периодически признают свои ошибки — но только на неофициальном уровне. Как это было, например, с Косово. Официально же никогда этого не делают и не сделают.

«СП»: — И где выход?

— С радикальными исламистами справиться можно. Достаточно попытаться разбудить наших западных партнеров от спячки. Вот сейчас Франция получила шоковый удар — теракты в Париже. И её руководители стали немножко по-другому себя вести, вроде как стали просыпаться.

Вопрос тут на самом деле в личности руководителей европейских, да и не только европейских, государств. Интересных лидеров почти нет. Фигур, уровня президента Шарля де Голля в той же Франции давно не видно. Все президенты последних лет слушают, в основном только то, что скажет им «большой американский брат».

Я тут как-то подумал: с кем бы из глав государств ЕС я бы хотел встретиться, поговорить, сделать хорошее журналистское интервью? Думал-думал и не придумал. Потому что не интересно. Личностей в прямом понимании этого слова среди них нет. Отсюда и та ситуация, которая сейчас в ЕС — с беженцами, антироссийскими санкциями, оккупацией её территории войсками НАТО, то есть, американскими. Своих-то армий в европейских странах, в сущности, давно нет. Зачем тратить на их содержание огромные деньги, если есть Америка, которая придет и все сделает?

Но сейчас, пусть и очень медленно, до них стало доходить, что опасность радикального исламизма с его нетерпимостью к людям другой веры, других традиций, менталитета, сама по себе никуда не уйдет, с ней надо бороться. Они поняли, что столкнулись с тяжелой болезнью и внутри своего общества. В частности, французы.

У меня друг недавно вернулся из Франции. Рассказывает: люди там озадачены терактами исламистов. Говорят, мы же все для них делаем, на каждого мигранта тратим ежегодно до 12 тысяч евро. А Россия, мол, ведет себя неправильно, но у неё ничего такого не происходит. Может, надо нам вести себя с ней по-другому, возобновлять нормальные отношения? «А в чем она ведет себя неправильно?», — поинтересовался мой друг.

Ну, как же, услышал в ответ, она должна перестать цинично праздновать каждый год в мае день величайшей трагедии немецкого народа. Должна перестать быть угрозой для Европы. А для этого распуститься на отдельные маленькие республики… И это говорили серьезные люди, образованные, при должности. Такое ощущение, что у них утеряна связь с действительностью. Или не всё в порядке с головой.

«СП»: — Евгений Примаков, незадолго до своей недавней кончины, говорил, что американцы, провоцируя конфликт на Украине и вводя затем санкции против России, «играют» на самом деле не против нашей страны, а против ЕС с его общими границами, единой валютой. С этим трудно не согласиться, глядя на то, как развиваются события в Старом Свете.

— А Европе некуда теперь деваться. Она давно делегировала свою безопасность США, позволив разместить войска НАТО на своей территории. Что касается самих США, они не против кого-то, они всегда за себя. Так всегда было. Циничные, достаточно жесткие и жестокие по отношению к другим нациям и народам. Сейчас, правда, сильно задергались, когда вдруг выяснилось, что мусульман у них не 8?9 млн., как предполагалось, а порядка 20 млн.

«СП»: — По тому, как в последние годы развиваются наши отношения с США, складывается впечатление, что «подружить» нас с ними может только сила. И это — сила оружия, армии.

— Это так. Просто потому, что уважают они лишь силу. В российском правительстве, кстати, уже сделали выводы из развязанной заокеанскими партнерами гонки вооружений. Вице-премьер Дмитрий Рогозин недавно привел показательную метафору, сравнив американцев со здоровенным бугаем, вооруженным пулеметом и лентой патронов, напротив которого — русский юноша с пистолетом, в котором один патрон. Но этого патрона достаточно, чтобы попасть прямо в сердце бугая. То есть, вполне себе паритет. И достаточно серьезный сдерживающий фактор.

По поводу США есть много интересных и очень точных высказываний. Мне импонируют два, принадлежащие англичанам. Чарльз Диккенс как-то полушутя заметил: «Функция США — опошлить мир». Уинстон Черчилль был конкретнее: «Хорошие ребята американцы, обязательно найдут верное решение проблемы, но только после того, как перепробуют все остальные». Оба точны.


*«Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

**«Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Автор: Людмила Николаева

Добавлено: 27-11-2015, 02:11
0
334

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика