Закарпатье. Начало побега со свинофермы?

Батька Байден улетел. Вернётся — нет — кто знает? Да это и не суть важно. Важно, что часть спича Байдена в Зраде была услышана на окраинах, как бы киевская челядь не пыталась заболтать и вымарать слово «федерализация». Началось шевеление в Закарпатье.

В 114 населённых пунктах, в которых компактно проживают закарпатские венгры, заговорили о создании венгерской автономии. Характерно, что съезд венгерских федералистов из очень даже законного «Объединения приграничных органов самоуправления» состоялся в селе Яноши Береговского района. Согласно последней переписи населения, в Береговском районе этнические венгры составляют 49% от общего числа жителей, и с этим фактом Киеву и Львову придётся считаться.

В повестке дня съезда — учреждение автономного венгерского района с центром в Берегово, в соответствии с административной реформой Украины.

Не успели высохнуть чернила на протоколах съезда, как начали ожидаемо обостряться и биться в судорогах различные упоротые деятели. Свиньёй, влекомой на бойню, заверещало заслуженное Сало Украины — бандеровец Мосийчук. Ему эхом вторят единокраинцы любой ценой, вроде воняющего мертвечиной Лёшика Гончаренко.

Если обратиться к истории дела, то тревога необандеровцев и унитаристов вполне объяснима. Закарпатье — многонациональный регион с вот уже почти четверть века не до конца похороненными языковыми вопросами, а также статусами национальных меньшинств.

Если в советское время особых проблем с меньшинствами не возникало, то к моменту независимости Украины в Закарпатье, как и в Крыму, возникло желание зафиксировать свой особый статус на будущее. У всех на виду была картинка, как суетливо, грязненько, толкаясь и нарушая законы, к власти рвались всяческие шпротно-вышиваночные «народные фронты», сменяя на местах советских и партийных управленцев.

Пикантности ситуации добавлял тот факт, что среди «народофронтовцев» в массе окопались деятели, только-только спрыгнувшие с тюремной шконки, на которой чалились преимущественно за уголовные преступления и упоротую подрывную деятельность.

Видя, как столичная интеллигенция зачарованно следует и превозносит до небес новоявленные колымско-мордовские «кадры», кое-где на окраинах началось проведение референдумов, чтобы хоть как-то обезопасить регион в будущем, когда тюремно-вышиваночные деятели развернутся во всю ширь.

Движение в сторону автономии Закарпатья оформилось в референдум 1 декабря 1991 года, проведенный совместно с референдумом о независимости Украины. За автономию края высказалось 78% населения.

Однако, на деле, пришедшие к власти страдальцы и борцы против тысячелетнего угнетения древних укров клятыми москалями, показали себя кончеными держимордами, для которых демократическая риторика — не более, чем средство для достижения власти, а собственные бредовые идеи куда приоритетнее какого-то там народного волеизъявления.

Надо отметить, что если Крыму удалось отвоевать у Киева пусть крошечные, декоративные, но автономию и особые права (всё-таки, сыгравшие свою решающую роль в Крымскую Весну), то Закарпатье не получило ровным счётом ничего, даже видимости автономии и особых полномочий.

Засевшие в Киеве националисты сумели воспользоваться ситуацией, при которой как бы не существовало закарпатских русин — они записывались в паспорта украинцами, и, следовательно, при «украинском» большинстве, нет смысла городить огород с автономией. Население отреагировало созданием русинской фронды, а для этнических мадьяр в Венгрии были введены правила упрощённого предоставления гражданства.

Видимо, центральная власть в Киеве за два с лишним десятилетия привыкла, что если граждане не проявляют открытого недовольства своим положением, то никакой проблемы-то и нет. Однако, события на втором Майдане, уход Крыма через референдум, а также открытая демонстрация необандеровцами, что их ненависть не ограничивается одной лишь теоретической русофобией, всколыхнули население Закарпатья.

Поводом для беспокойства стала ускоренная политика строительства моноэтнического государства победившими майданными отморозками, отмена закона о региональных языках, а также регулярные акты вандализма со стороны бандерлогов по отношению к памятнику «Завоевание Венгрии» на Верецком перевале, символизирующем переход угорских племён через Карпаты в IX веке.

Русинское и румынское население также было терроризировано понаехавшими из соседней Галиции майданными пассионариями, что привело к неприятию майданной влады и запустило новый виток «малых шагов» активного населения в сторону автономии края.

В Венгрии, тема закарпатских мадьяр превратилась в козырь для внутриполитической борьбы. В отличие от Украины, Венгрия уже не очарована своим членством в ЕС через слишком большую заплаченную цену, вылившуюся в сокращение виноделия, сельского хозяйства, промышленного производства, плюс общее ощущение второсортности, даже не смотря на полноценное членство в ЕС. Период эйфории сменился серыми буднями и расставанием с иллюзиями. На этом фоне в Венгрии стали расти имперские настроения, которые не исключают воссоединения утраченных территорий с проживающим на них мадьярским населением.

Что и говорить, в своей безбашенной суетливости на пути в светлое европейское будущее, Украина порвала шаровары, упустила Крым и Донбасс. Зажимая в бандеровский кулак малые этнические группы, теперь получает брожение и стремление к сепаратизму уже на западных окраинах.

И беспокойство унитаристов с бандерлогами вполне понятно: убегающих закарпатских мадьяр и румын не получится возвращать в прохудившуюся свиноферму «Едыной Краины» при помощи танков, вертолётов, карателей и ударами артиллерии. Большинство мадьяр и румын имеют паспорта Венгрии и Румынии. Пусть захудалых, но членов ЕС. А в ЕС не позволят за здорово живёшь убивать и грабить граждан ЕС. Это ведь не унтерменши-ватники из Донбасса и Крыма.

Более того. Закарпатские реалии таковы, что в этом крае, особенно после забривания мужского населения в «АТО», уровень доверия к киевской власти лежит ниже уровня грунтовых вод. А после мукачевских разборок в «патриотическом» стиле, неприязнь потихоньку подходит к верхней границе.

Население Закарпатья, даже украинское, никогда не отличалось угребанским селюковым «патриотизмом» галичанского или даже житомирского образца. Теперь же, идея вхождения в соседнее государство, способное дать куда больше стремительно нищающей и впавшей в маразм Украины, становится всё более привлекательной и для украинского населения края.

Не думаю, что Батька Байден ожидал подобной реакции. По всей видимости, он пытался намекнуть обладателям запредельного IQ в 300 единиц, чтобы они подсуетились и создали федерализацию на бумаге, что развязало бы им руки в минском процессе и вообще на Донбасском фронте.

Полагаю, в Вашингтоне чётко сознают недоговороспособность и общую упоротость порошенковского пол-литр-бюро, что решили ориентировать его на определённую деятельность по улучшению изгаженного имиджа Украины.

Но провокация — оружие обоюдоострое. Особенно если не сильно вникаешь в особенности и заваленные мусором нерешённые проблемы у младшего партнёра. Так что призывы к федерализации Украины могут вылезти США и режиму Порошенко с самой неожиданной стороны.

Конечно, по автономии (не говоря уже о сепаратных планах) Закарпатья есть масса вопросов, но жернова истории уже стали молоть быстрее. Ведь ещё так недавно казалось, что Крым и Донбасс пребудут в составе Украины до скончания веков, и уже ничто не способно вырвать их из цепких селюковых лап…

Александр Ростовцев

ПолитНавигатор

Добавлено: 15-12-2015, 11:16
0
155

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика