«Социальный геноцид — самое емкое определение»: экономика Украины в 2015 г.

2015-й для украинской экономики — год испытания и хождений по лезвию бритвы. Гривна катастрофически обесценилась, за 2 года упав на 192%.

Украинцам подняли тарифы от 2 до 6 раз на все виды ЖКХ. Из-за ситуации в Донбассе Украина потеряла до 20% экономики, несмотря на все разговоры о дотационности этого региона.

Страна столкнулась с угрозой дефолта и свои долги обслуживать предсказуемо не смогла, «помогла» лишь реструктуризация долга. Газовые переговоры красной нитью протянулись через весь год.

Упавшая промышленность снизила потребление газа, что дало Киеву повод говорить о снижении зависимости от России. Вырисовалась и новая зависимость от Донбасса — на этот раз угольная, второй год подряд правительство не смогло решить проблему нехватка антрацита. Как выживала экономика Украины в прошлом году — анализ ИА REGNUM.

Гривна в затяжном пике

Первым ударом по карману украинцев и официальной статистике стал курс гривны. А ведь так все красиво начиналось. В конце 2014-го правительство работало над бюджетом и пообещало украинцам стабильность.

«Средний курс при расчете государственного бюджета — 17 гривен за доллар», — заявлял премьер-министр Арсений Яценюк (напомним, что до госпереворота на Украине доллар стоил вообще лишь 8 гривен).

Но после Нового года украинская валюта сошла с ума и ушла в затяжной прыжок без парашюта. Уже через 2 месяца после 1 января гривна несколько раз побила собственные негативные рекорды. Украинцы засомневались — есть ли вообще дно у курса национальной валюты.

Только в ночь с 5 на 6 февраля доллар вырос с 17,23 гривен до 24,72 по курсу в уличных пунктах обмена валют. Если в начале января Нацбанк давал за доллар около 15,70 гривен, то уже 20 февраля только официальный курс просел до 27,85 гривен за доллар, а там и еще ниже. На пике падения курс НБУ достиг 28,3 гривны за доллар, на черном рынке за доллар хотели по 35?40 гривен.

Таким образом, зарплаты и пенсии украинцев фактически упали до африканского уровня, так до конца года и не выровнявшись.

Минимальная заработная плата в 1218 гривен по курсу НБУ — около 43 долларов, по курсу в обменниках — порядка 40. Это ниже, чем в странах Африки. Например, в Бангладеш, Гане и Замбии «минималка» около 47 долларов, в Лесото, Гамбии и Чаде — 51 доллар.

Минимальная пенсия на Украине — 949 гривен. Пенсионеры должны прожить на 31?32 доллара в месяц по реальному обменному курсу, это ниже черты бедности установленной ООН — 1,25 доллара в день.

В еще более сложно ситуации оказался миллион переселенцев с Донбасса. Государство трудоустроило всего 4 тысячи человек. Остальные получают помощь — от 442 до 884 гривен, т. е. от 14 до 28 долларов в месяц и это весь доход, на который можно рассчитывать. Средняя зарплата на Украине — 4012 гривен, около 130 долларов.

В результате уже в феврале бюджет-2015 пришлось спешно корректировать и вносить туда показатели курса на уровне 21,7 гривны за доллар, который тоже в итоге оказался чересчур оптимистичным. К концу прошлого года доллар на Украине в среднем стоил порядка 25 гривен.

«Прогнозы о том, что правительственная экономическая политика ведет Украину не в Европу, а куда-то в направлении стран третьего мира — Азии, Африки — сегодня полностью оправдываются. Скептики оказались реалистами. Ничего другого в этой ситуации ожидать невозможно.

Если охарактеризовать экономическую политику правительства с точки зрения национальных интересов — это экономическое безумие. Конгениальная политика главы Нацбанка которая делает все чтобы подорвать доверие к национальной денежной единице.

Хотя бы в ситуации когда страна стоит с протянутой рукой, а у населения на руках порядка 90 миллиардов долларов — в этой ситуации, наоборот, надо привлекать деньги в банки. Что делает госпожа Гонтарева? Она вводит временные администрации вызывая панику среди держателей депозитов.

Мы наблюдаем колоссальный отток депозитов из банков. Плюс налог на депозиты. И в этой ситуации не приходится удивляться тому что люди инвестируют в то что им кажется надежным — доллары. Отсюда паника и ажиотаж на валютном рынке. Поэтому в этих условиях правительство ничего другого не может сделать, кроме как повышение цен и тарифов. Это понимается как реформы.

Плюс обвал гривны ведет к тому, что зарабатывает на этом узкий круг приближенных лиц, которые и занимаются валютными спекуляциями в грандиозных размерах, а основная часть населения — бюджетников, пенсионеров, студентов — попросту нищают. Страна откатывается даже не в 90-е годы, в реалии стран Азии и Африки.

Социальный геноцид — самое емкое определение политики которую проводит украинское правительство», — так еще в феврале прокомментировал ситуацию глава центра «Третий сектор», политолог Андрей Золотарев.

Тем не менее, проиграли от такого падения нацвалюты далеко не все. Те, кто обладал инсайдами о грядущем скачке, оказались в неплохом плюсе. В СМИ даже заговорили о некоем банковском сговоре, но дальше разговоров дело не зашло.

Кроме того, в выгодной ситуации оказались экспортеры, которые получили серьезное конкурентное преимущество. Но им везло так недолго. Также упавшая гривна помогла все же выполнить принятый проект бюджета — точнее, получить запланированные доходы. Но вот банковская система оказалась при смерти.

НБУ ввел серьезные ограничения, большая часть которых действует и сейчас — начиная от запрета на покупку валюты на межбанке, заканчивая жестким лимитом на покупку наличного доллара.

А украинцы в результате были вынуждены проедать запасы «в тумбочке», потому что зарплаты и пенсии им поднимать никто не собирался. Однако, хотя индексация была запланирована на 13 декабря, под давлением общественности и ввиду осенних местных выборов провели ее парой месяцев раньше.

С 1 сентября зарплаты бюджетникам и пенсии подняли на смешные 13%. Смешные, потому что по словам главы НБУ Валерии Гонтаревой, только официальная инфляция на Украине в прошлом году достигла 44% — а реальная еще выше.

Тем не менее, проблемы украинцев этот Кабмин не особо волнуют, потому в правительстве Яценюка в 2015 году решились на еще один жесткий шаг.

Повышение тарифов

1 апреля Киев понадеялся на чувство юмора украинцев и повысил тарифы на газ, электричество, воду и тепло. Правда, юмор оказался «черным» и далеко не все оценили такие нововведения.

Рост тарифов, по мнению членов правительства, необходим для преодоления дефицита госбюджета и выхода из кризиса. Кроме того, премьер Арсений Яценюк, положа руку на сердце заявил, что ему это тоже не нравится, но повышение тарифов необходимо для получения очередного транша кредита от МВФ.
«У нас против украинских реформ, которые делаются правительством, парламентом и одобряются президентом выступает только Владимир Путин. Мы проводим сложные реформы, которые получают объективно не лучшее восприятие среди украинцев на сегодняшнем этапе. Но я прошу всех понять. Без сегодняшних реформ у нас не будет завтра. И наше правительство борется за завтра», — сказал Яценюк.

При этом тарифы выросли почти на все.

Электроэнергия будет дорожать в 5 этапов. Первый начался 1 апреля 2015 года, последний ожидается 1 марта 2017 года. Всего планируют повысить тарифы в 3,5 раза. Тут достаточно сложная система подсчетов. Есть три группы потребителей. Первая — с объемом потребления до 100 киловатт/час, для них — подорожание на 19%. Вторая группа с потреблением от 100 до 600 киловатт/час. Для них подорожание выше — на 50%. Для самых неэкономных потребителей — свыше 600 киловатт/час цена электроэнергии выросла на 5%.
Никаких компенсаций за электроплиту нет.

Газ. Раньше для украинцев газ стоил около 1182 гривен за тысячу кубометров. 1 апреля подорожал минимум в 3,5 раза. В отопительный сезон, если потребляется меньше 200 кубометров газа в месяц, они обойдутся по тарифу в 3600 гривен за тысячу кубов. Не уложились в лимит — тариф возрастает в 6 раз — до 7188 гривен. А летом максимальную цену платят даже самые экономные потребители. То есть — подорожание с 1182 гривен до 7188. При минимальной зарплате — напомним — в 1218 гривен в месяц.

Не легче и с водой. Подорожала даже холодная, а насколько — каждый регион определяет самостоятельно. Разброс от 4% до 50%. Горячая вода еще больше выросла в цене. «По Украине в среднем на 55%», — заявила начальник управления экономики систем жизнеобеспечения Минрегиона Наталья Хоцяновская.

Отопление подорожало на 73%, а платить за него придется круглый год. «На 12 месяцев разбивается оплата. Это будет среднеарифметическая сумма с последующей корректировкой», — пояснил министр энергетики Владимир Демчишин.

Такое решение правительства, конечно, вызвало бурную реакцию и среди депутатов.

«Если не снизят цены на тарифы, пусть тогда разошлют капсулы с цианистым калием. Другого выхода для пенсионеров нет. И это правда. Люди не могут платить за коммуналку и цены. Нужно не закрывать глаза на проблему, а немедленно принимать меры», — негодовал глава «Радикальной партии» Олег Ляшко, политическая сила которого на тот момент еще была в коалиции.

«Именно коррупция в Кабмине является причиной резкого повышения тарифов. Именно повышением тарифов они пытаются прикрыть свою провальную экономическую политику.

Естественно, мы считаем, что тарифы должны быть прозрачными. Но я уверен, что в условиях масштабной коррупции в правительстве нас вряд ли услышат, поэтому мы будем судиться с правительством и добиваться отмены этих грабительских тарифов в судах», — возмущался глава «Оппозиционного блока» Юрий Бойко.

«Эта помощь, предоставленная нам от МВФ, даст возможность стабилизировать экономическую ситуацию в нашей стране, урегулировать курс гривни и позволит осуществить выплату долгов нашим кредиторам», — парировал премьер-министр Украины Арсений Яценюк.

В правительстве обещали помочь украинцам с оплатой неподъемных тарифов через механизм субсидий. На 2015 год из бюджета на это выделили 24 миллиарда гривен.

Эксперты и политики в один голос называли тарифы экономически необоснованными. Но доказать не смогли. По одной простой причине — публике открыта лишь формула расчета тарифов, а там все верно: 2+2 всегда равняется 4.

Что, кстати, подтвердили и международные аудиторы — посчитано правильно. Вопрос в том, соответствуют ли действительным показателям конкретные составляющие тарифов. Но к ним доступа ни у кого нет.

Тем не менее, весь год политики использовали тему тарифов в своих баталиях, по ситуации в Киеве даже создавался «тарифный Майдан». И нет сомнения — тема будет использоваться далее. В 2016-м в стране ожидаются досрочные парламентские выборы, а решения по тарифам все нет. Так что очередной виток тарифных баталий ожидается уже весной.

Реструктуризация долга

Еще одна проблема, с которой столкнулась Украина в 2015 году — внешний долг, который достиг 91% ВВП. И страна, напрямую столкнувшись с угрозой дефолта, должна была искать альтернативные пути расчетов. Так украинский Кабмин начал переговоры с комитетом кредиторов Украины — держателей еврооблигаций по государственному долгу страны.

Киев пытался «постричь» 22,6 млрд долларов долга — в эту сумму входили как государственные еврооблигации, так и еврооблигации государственных компаний. Потом Украина хотела списать 40% внешнего долга, апеллируя к польскому опыту 90-х годов прошлого века.

После длительных и ожесточенных дебатов на грани фола сошлись на меньших цифрах. В конце августа, прилетев из Вашингтона премьер Арсений Яценюк и министр финансов Наталья Яресько браво отчитались — договоренность о реструктуризации достигнут, это победа!

«Мы получим финансирование в размере примерно $11,5 млрд в рамках нашей программы сотрудничества с МВФ, что даст нам достаточно финансовой свободы. Еще полгода назад, когда мы начали переговоры с кредиторами, мало кто верил в их успех. Но благодаря упорной работе, нам удалось достичь желаемого результата. Мы сделали все возможное для избежания дефолта», — сказала Яресько.

Кредиторы согласились пойти на реструктуризацию и списать 20% от $19,1 млрд — т. е. 3,6 миллиарда долларов Украине как бы прощались. Остальные 15,5 миллиардов долга переносятся на 4 года и должны быть выплачены в период с 2019 по 2027 год. Взамен Украина пошла на увеличение процентных платежей с 7,22% до 7,75%. Таким образом, только за обслуживание долга Киев сверху будет обязан заплатить $1,2 млрд.

Кроме того, использовано такое «ноу-хау» — если ВВП в стране будет расти на 3?4% в год, то Киев будет дополнительно платить инвесторам около 15% от прироста ВВП. При росте ВВП свыше 4% выплаты вырастают до 40% прироста ВВП.

В украинском правительстве к такому условию отнеслись философски, отметив, что все равно экономика на 4% вряд ли вырастет в ближайшее время.

«Представьте себе случилось чудо и украинская экономика на протяжении 25 лет будет расти на уровне 4%. Что это значит для страны? Что ВВП страны будет равен Швейцарии и немного меньше Саудовской Аравии, ОАЭ.

Это означает, что зарплата, средняя зарплата в Украине будет составлять 1960 долларов на одного гражданина Украины. Я хочу заплатить кредиторам часть прибыли страны если наша Украины будет самой успешной экономикой мира», — сказал Яценюк.

А вот экономисты с такой оценкой премьера не согласны.

«По результатам этого года наш ВВП будет находиться в отметке порядка 80?85 миллиардов долларов. Долг также стал наращиваться — сейчас это порядка 70 миллиардов (в начале второго квартала 2014 года было 65).

Добавьте туда еще деньги, которые мы должны будем добрать до конца года, и вы поймете, что по отношению к нашему ВВП наш долг находится на отметке порядка 95%. В этом и состоит трагедия Украины.

Мы в среднем платим по нашему долгу порядка 8?10%. То есть, мы должны будем отдавать по результатам каждого года, как минимум, 5% нашего ВВП просто за обслуживание долга.

И даже прошедшая реструктуризация не сильно нас спасет от выплат по реструктуризированным долгам. Реструктуризация прошла некачественно», — сказал Исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Впрочем, Киев официально объявил реструктуризацию победой и делал все, чтобы ее завершить. Но на этом пути столкнулся с несколькими проблемами. Первое — нужно было убедить не слишком лояльных депутатов Верховной рады поддержать спорные нормы реструктуризации. Всем недовольным Наталья Яресько пригрозила настоящим дефолтом в случае отказа от реструктуризации.

«Я уверена, что лучших условий быть не могло. У нас не было времени. Мы должны были или платить, или объявить дефолт. В такой мировой ситуации вы можете себе представить, что бы произошло на самом деле?

Я не могу прогнозировать такой вариант. Надеюсь, что ничего бы страшного не произошло, но я не хочу рисковать, когда не уверена в том, что действительно существовал лучший вариант от продолжения переговоров. Этот дефолт продлился бы год или даже дольше», — сказала Яресько.

И на депутатов все же нашли довольно коварную управу. Соглашение о реструктуризации незадолго до выборов поместили в один пакет законов с ростом соцвыплат и индексацией пенсий-зарплат. Мол, не проголосуете за реструктуризацию — не поднимете доходы украинцев.

А там в преддверии местных выборов сами объясняйте избирателю мотивы такого решения. Подействовало и депутаты поддержали как минимум очень спорное соглашение.

Вторая проблема — не все кредиторы согласились на реструктуризацию. В частности, были весьма недовольны держатели облигаций, которые должны были погасить уже в 2015 году. Им фактически придется ждать 4 года и лишь в 2019-м получить свои деньги с маленьким процентом. Но они не обладали блокирующим пакетом голосов и, несмотря на отчаянное сопротивление, не смогли помешать общей реструктуризации долга.

Третий камень преткновения — позиция России. Украина до 20 декабря должна была погасить долг перед Россией. 3 миллиарда долларов, взятых в кредит еще в конце 2013 года официальный Киев назвал «взяткой Януковичу» за отказ от подписания Соглашения об ассоциации.

И соответственно не собирался их выплачивать. Украинский Кабмин в ультимативной форме предлагал Москве — или соглашаетесь на общие условия реструктуризации, или не получите вообще никаких денег.

В Москве парировали — деньги и самим нужны, а вот если вы откажетесь от выплаты долга, получите дефолт. А под реструктуризацию долг не подпадает — потому что не коммерческий, а государственный.

Так стороны и обменивались взаимными выпадами. Последнее слово осталось за МВФ. В Фонде признали долг государственным и призвали стороны к «продуктивному диалогу». В дело вмешалась даже заместитель Госсекретаря США Виктория Нуланд, потом посредником выступила Германия — тем более что опыт посредничества между Киевом и Москвой уже был наработан на минской площадке.

Но все переговоры оканчивались неудачей. В Киеве больше всего боялись прекращения финансирования от МВФ, в случае если Россия попробует инициировать процедуру признания Украины банкротом. Но МВФ изменил правила своего кредитования, позволив предоставлять финансовую помощь дефолтным странам.

Ближе к концу года российский президент Владимир Путин заявил, что Москва выдвинула Киеву свои, очень лояльные, условия реструктуризации. Отсрочка кредита на три года — 2016?2018 с выплатой миллиарда долларов каждый год. В Киеве на предложение долго не реагировали, при этом отметив, что на официальном уровне не получили никаких альтернативных вариантов реструктуризации.

Но если бы Украина пошла на российское предложение, это поставило бы под угрозы весь процесс предыдущей реструктуризации. Отдельным пунктом в договоренности Украины с кредиторами было обязательство не предоставлять никому более выгодных условий реструктуризации.

В итоге президент России поручил Минфину инициировать подачу иска в лондонский суд против Украины и добиваться признания дефолта страны. В Киеве отметили, что к судебным разбирательствам готовы, но и от переговоров не отказываются. Таким образом, судьба российского кредита переносится на 2016 год. И даже если Киев не сможет отстоять свою позицию в суде, как минимум получит отсрочку.

А пока же украинские политики переходят в диалоге по данному вопросу все возможные пределы дипломатического этикета.

«Россия объявила о дефолте Украины за невыплату 3 миллиардов $, занятых януковичем во время Майдана… Слезы мешают говорить… Сквозь слезы и брызги шампанского, глуша рыдания, все же скажу — в эту новогоднюю ночь, путинскому режиму — денег для вас, падлюк, не будет», — заявил, например, министр внутренних дел Украины Арсен Аваков.

Слезли с газовой иглы…

В энергетической сфере год выдался традиционно напряженным. Договорившись о зимнем пакете поставок газа из России Киев взял паузу в газовых переговорах. Еще в феврале Яценюк бодро отчитывался: «Мы доказали, что способны избавиться от российской газовой зависимости… По результатам прошлого года 67% мы покупаем в Европейском Союзе, и только 33% у России. Я хочу это свести к нулю».

И действительно, в 2015 году Украина сконцентрировалась на покупке газа по так называемому реверсу — из Словакии, Венгрии и Польши. А поскольку ни одна из этих стран не является газовым гигантом, соответственно, многие эксперты высказывали мнение, что на самом деле европейские страны поставляют Украине то же российское топливо, но уже со своей наценкой.

Тем не менее, у реверсных поставок есть огромное преимущество. Денег на покупку российского топлива у Украины нет. А вот на покупку газа из Европы ЕБРР и другие западные доноры предоставили Киеву кредиты. Чем придется эти кредиты погашать — в Киеве пока не задумываются.

Но цифры говорят сами за себя. «Больше всего природного газа было импортировано по словацкому коридору — 9,7 млрд куб. м, а из Венгрии и Польши — 0,5 и 0,1 млрд куб. м соответственно.

В 2015 году с территории РФ для нужд отечественных потребителей было импортировано 6,1 млрд куб. м. Для сравнения, в 2014 году Украиной было импортировано 14,5 млрд куб. м российского газ», — сообщает компания «Укртрансгаз».

Яценюк гордо рапортовал, что Киев смог «соскочить с российской газовой иглы». Но в Минэнерго поправляют — слезть то слезли, однако пройти отопительный сезон без российского газа пока невозможно.

Собственно, именно поэтому в прошлом году энергетики Украины, России и Еврокомиссии неоднократно встречались в трехстороннем формате. Дотянули до осени. Россия и Украина договаривались о цене газа и объемах поставок. Спорных моментов было множество.

Цена газа — Киев требовал цену ниже предусмотренной в контракте, и чтобы официально это было не скидкой, а документально подтвержденной ценой. Россия же была готова предоставить скидку за счет отмены пошлины.

Принцип «бери или плати» — он закреплен в контракте, но Киев называет действующий договор дискриминационным и добивается его пересмотра в Стокгольмском арбитраже (иски поданы по транзитному договору и контракту поставок на Украину). От него в зимнем пакете отказались, поскольку Киев и так получает газ по предоплате.

Поставки газа в Донбасс — ДНР и ЛНР продолжали исправно получать газ от российского «Газпрома», но «Нафтогаз» за эти поставки расплачиваться не захотел. Аргументы — что происходит на этих территориях в «Нафтогазе» не знают, денег за газ оттуда не получают. Соответственно и платить не будут. Так этот вопрос и завис в воздухе.

В итоге цена на газ вышла компромиссной — 227,4 доллара за тысячу кубометров, но Киев брал на себя обязательство закупить 2 миллиарда кубометров на эту зиму. Положенное до Нового года Киев успел закупить. Но на этом поставки и прекратились. Во-первых, ноябрь и декабрь на Украине выдались крайне теплыми и газа в ПХГ хватало с лихвой.

Во-вторых, украинская власть рассчитывала на дальнейшее снижение цены газа в первом квартале 2016-го. Цена на газ по контракту привязана к цене на нефть с 9-тимесячным лагом, а нефть в этом году только и делала что падала. И в-третьих, денег у Украины так и не прибавилось. Диалог перенесли на 2016-й.

Неспокойно украинский Кабмин принял и попытки России договориться с Турцией о строительстве «Турецкого потока». Правда, в конце года из-за конфликта между Анкарой и Москвой эти опасения украинского правительства сошли на нет. Однако беда пришла откуда не ждали — из Европы. Точнее от европейских компаний, которые четко обозначили свои планы построить «Северный поток-2» — трубопровод в обход Украины.

«Если Россия и некоторые западные компании построят „Северный поток-2“, это лишит Украину 2 млрд долларов прибыли, Словакию — 0,8 млрд долларов прибыли, Польшу — 0,4 млрд долларов. И это избавит Европейский союз от реальной энергетической независимости», — неоднократно обращался премьер Украины к европейским партнерам.

Его можно понять — при серьезном падении транзита украинская ГТС становится нерентабельной. Помимо политических потерь, это еще экономический удар. Тогда ГТС нужно либо модернизировать, либо консервировать. Денег на это нет. А европейские и американские компании также не спешат вкладывать свои деньги, не имея четких гарантий рентабельности проекта.

Но споры с Россией не ограничились только ценой на газ и маршрутами поставок. Осенью президент Украины Петр Порошенко пообещал обратиться в международные суды, чтобы отсудить у России все имущество крымской компании «Черноморнефтегаз». До смены юрисдикции полуостровом это были украинские активы.

Среди спорных объектов оказались и месторождения нефти и газа — Одесской и Безымянное. Но до конкретных судов дело так и не дошло.

Второй год подряд Киев столкнулся и с нехваткой угля. Украинские ТЭС и ТЭЦ работают преимущественно на двух видах топлива. Первый — уголь марки «Г», его на Украине хватает с лихвой. Второй — антрацитовый уголь. С ним хуже, большая часть шахт, где добывают антрацит, осталась на территориях ДНР-ЛНР.

После подписания минских соглашений Украина возобновила поставки угля с неподконтрольных территорий, на время позабыв о риторике «не финансировать террористов». Но ближе к середине-концу лета на Донбассе серьезно активизировались боевые действия и поставки прекратились. Хотя угля вышло на складах больше, чем в прошлом году, в украинском правительстве заговорили о катастрофе в энергетике.

«Катастрофическая ситуация в энергетическом секторе. Кризисное положение, министерство и госкомпании не готовы, чтобы обеспечить теплом и электроэнергией Украину», — еще в августе пожаловался Арсений Яценюк.

«Запасы угля на складах тепловых электростанций составляют всего 1,37 млн тонн, в то время как необходимо минимально иметь 2,5 млн тонн», — комментировал тогда ситуацию глава независимого профсоюза горняков Михаил Волынец.

В украинском Минэнерго пообещали нарастить запасы за счет поставок угля из ЮАР. А вот поставки из России и Донбасса уже осенью оказались заблокированными из-за начавшейся акции по блокаде Крыма.

Если сперва участники блокады ограничивали лишь товарные поставки, то в октябре на ЛЭП, которые поставляют электроэнергию в Крым, были взорваны опоры. Затем взрывы повторились. Официально за них ответственности никто не понес. Подозреваемых нет.

Участники блокады свою причастность отрицают, но после взрывов блокировали доступ ремонтникам к поврежденным опорам. Главное требование — прекратить поставки электроэнергии в Крым, чтобы «осложнить жизнь оккупантам».

В результате полуостров больше недели просидел на голодном электрическом пайке. Без света временно оказалась и часть Херсонской области. Киев долго не мог сформулировать свою официальную позицию. Затем решили, что поставки будут возобновлены, но лишь по одной из четырех ЛЭП — «Каховка-Титан». А это дает лишь четверть от необходимых для полуострова объемов электроэнергии.

Правда, это продолжалось недолго, до 31 декабря 2015-го года. Тогда истек контракт между Украиной и Россией о поставках электроэнергии в Крым. Договор приобрел скандальный ореол после того, как стало известно, что Крым там обозначен как Крымский федеральный округ РФ. Украинские политики настаивали — контракт на 2016 год может быть подписан, только если Москва признает Крым «оккупированной территорией Украины». Пока в этом вопросе стороны не пришли ни к какому согласию.

Кратко о будущем

2016-й для Украины вряд ли окажется проще минувшего года. Ужав пояса до предела, украинцы надеются на хоть какой-то рост экономики. Тем более, что в правительстве методично настаивают — экономика вырастет минимум на 2%.

При этом по всем фронтам улучшений не наблюдается. Промышленность из-за конфликта в Донбассе лишь падает. Традиционный главный экспортный товар — металлургическая продукция — дешевеет на рынке. Да и заводы либо расположены в Донбассе, либо потребляют огромное количество драгоценного газа. Металлургия в упадке.

На первый план выходит сельское хозяйство. Но аграрии бастуют и требуют отменить принятые под давлением МВФ изменения в законодательство — иначе отрасль станет, а мелкий и средний аграрный бизнес разорится. Рынки России и стран СНГ Украина понемногу теряет.

Да, Белоруссия и Казахстан не присоединились к российскому эмбарго, но из-за ограничения транзита через российскую территорию поставлять туда товары по меньшей мере проблематично.

В украинском правительстве прогнозируют полный запрет транзита через российскую территорию — а это потеря не только рынков СНГ, но и, например, Китая. В 2016 году Киев попытается обойти РФ через Каспий — но пока маршрут не налажен, да и он значительно дороже.

Одна надежда — на зону свободной торговли с Европейским союзом. Именно она, по словам украинского президента, должна полностью возместить потери от закрытия российского рынка. Но украинские товары имеют полный доступ на европейский рынок уже больше года, тем не менее экспорт в ЕС лишь падает.

Сможет ли ЗСТ помочь украинской экономике, и смогут ли украинские предприятия форсированными темпами приспособиться к европейским правилам и стандартам — один из ключевых вопросов года.

Украинское правительство никак не может определиться с судьбой тарифов. С одной стороны — обещают пересмотреть весной тарифы на газ, возможно, даже уменьшить. С другой — цены на электроэнергию вновь вырастут.

Не решен вопрос и с поставками газа. Если погода в стране до конца зимы продержится на уровне начала января, то Киев может столкнуться с нехваткой топлива в ПХГ. Как следствие — его необходимо закупать. Дешевле в России. По крайней мере так было на протяжении 2015-го, но на этот год пока договоренностей нет. Вновь придется садиться за стол переговоров.

Скорее всего, украинское правительство и дальше будет действовать во имя МВФ. То есть — беспрекословно выполнять все условия фонда. К сотрудничеству с МВФ привязаны все остальные западные кредиты. Больше денег взять неоткуда — с Россией отношения как минимум не лучшие, старые контракты по китайским кредитам Киев не выполняет.

Потому ради финансирования со стороны Фонда будут выполнены любые условия. Тем не менее, под давлением западных партнеров Киев будет вынужден искать деньги и внутри страны. А это и приватизация — в том числе и стратегических объектов по низким ценам.

Это и дальнейшее перераспределение активов внутри страны под соусом «деолигархизации». И начавшийся процесс бюджетной децентрализации — на Украине это означает переложить максимум расходов и ответственности на местные советы.

По данным:

Добавлено: 12-01-2016, 13:12
0
202

0

Похожие публикации


О сайте

  • Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на сайт. c-in.ru "Крым инфо " - Новостной сайт, публикующий новости Республики Крым и города Севастополя. Наши темы: политика Крыма, экономика, крымский бизнес, крымские татары, происшествия, Черноморский флот, отдых в Крыму, цены, пансионаты Крыма, санатории. Мы публикуем новости из различных Крымских городов, Джанкоя, Симферополя, Керчи, Бахчисарая, Белогорска, Феодосии. На наших страницах вы найдете новости Ялты, Евпатории, Судака, Алушты.
  • Популярные теги

    новости крыма, новости крыма сегодня, крым новости, новости крыма свежие, крым инфо новости крыма

    Контакты редакции

  • info@crimea-24.com
  • Крым Россия
  • © Copyright 2016 Новости Крым Инфо. Все права защищены.
    Наверх Яндекс.Метрика