Памятник Мазепе — это памятник Порошенко, — мнение

«По плодам их узнаете их.
Собирают ли с терновника виноград,
или с репейника смоквы?»
(Матф.7:16)

Президент Украины открыл в Полтаве памятник Ивану Мазепе. Почему в Полтаве? Это выглядит не только нелепо, но даже издевательски по отношению к Мазепе. Или нет? По словам Порошенко, Украина наконец избавляется от навязанных извне представлений о ее истории. Посмотрим, что Президент мог иметь в виду.

Действительно, в истории и Украины и России не было более противоречивой личности, чем Иван Мазепа. Кавалер высших орденов империи, любимчик императора, занимавший одну из высших ступеней в иерархии власти; один из богатейших людей Европы; меценат; образованный, умный, хитрый и тонкий политик, благосостоянию и влиянию которого ничто не угрожало, вдруг, на склоне лет, бросается в очевидную авантюру, с заранее предсказуемым (для военачальника высокого ранга, каким он и являлся) исходом.

Умри он всего лишь на год раньше, и мы бы знали его как одного из «птенцов гнезда Петрова». История его предыдущей жизни дает основание думать, что это был человек крайне осторожный, осмотрительный, избегающий малейшего риска. Ему многое можно поставить в строку: интриганство, стяжательство, двуличие, коварство, но не авантюризм. В общем, политик как политик. И вдруг такое отчебучить!

История войн кишит примерами переходов на сторону врага. Мотивы разные: от банального желания жить до политических, но они (мотивы) всегда есть. Своим переходом к шведам Мазепа озадачил всех — не видно мотивации! А коли так, открывается широкое поле для фантазий и спекуляций никак не связанных с элементарной логикой и действительными обстоятельствами. Противники Мазепы обвиняют его в трусости.

Но, если бы Мазепа был трусом, под напором шведов он мог бы без боя отойти на Сечь или в Россию. Никто ему это не поставил бы в строку. Да и не мог тогда трус стать гетманом. Не те были времена. Понимая, что это обвинение не имеет оснований, копаются в его личных качествах. Например, утверждается: Мазепа много воровал и потому боялся Петра. Но вряд ли Мазепа был большим вором, чем тот же Меншиков и далее по списку «птенцов».

Сторонники же Мазепы ищут политические мотивы. О.Субтельный, например, считает, что «…когда Карл XII отклонился от прямого пути на Москву и повернул войска на Украину, Мазепа, (…) надеясь сохранить свою страну от опустошения, переходит на сторону шведов» (Субтельный О. Украiна: icторiя. — К., Либiдь, 1994).

Сразу возникают вопросы: как Мазепа предполагал «сохранить страну от опустошения»? принудить шведов к миру с русскими, после чего шведы уходят в Стокгольм, а «москалi» — в Москву? завести шведов в лесные дебри как Сусанин? а, главное, удалось ли «сохранить страну от опустошения» и, если нет, то почему?

Более «свiдомi» утверждают, что «I.Мазепа спробував пiдняти повстання проти засилля московського уряду й вiдiрвати Украiну вiд Россiї». (Iсторiя України. Пiд ред. Смолiя В.А. — К., Альтернативи, 1997).

Уместно спросить: в чем конкретно выражались эти «спроби»? каков был план восстания? какая роль отводилась шведам? так как восстание имеет смысл только на территории занятой противником (в данном случае — русскими) то, как предполагалось руководить им из лагеря шведов? а, главное, удалось ли «пiдняти повстання» и, если нет, то почему?

Советский академик М.Грушевский, как всегда, пошел своим путем, высосанным из пальца: «…они (Мазепа и старшина — В.Ф.) (…) решили своим переходом на шведскую сторону усилить ее шансы». (Грушевский Михаил. Иллюстрированная история Украины. — К., МП «Левада», 1995).

На более чем осторожное утверждение так же осторожно поинтересуемся: значит ли это, что у шведов «шансов» до этого не было? действительно ли переход старшины (даже вместе с гетманом) мог их увеличить? или же предполагался еще переход рядовых казаков? в каком количестве? какая предварительная работа с вольницей велась в этом направлении? а, главное, удалось ли «усилить шансы шведов» и, если нет, то почему?

Возьмите любую книгу о Мазепе и убедитесь — разумного, не противоречащего действительным обстоятельствам и здравому смыслу, обоснования перехода Мазепы на сторону шведов нет. Единственное, с чем все согласны независимо от «уподобань», — гетман изменил присяге, а дальше, кто во что горазд. Дело доходит до «незалежностi», которую, якобы, Карл обещал Мазепе в обмен на помощь.

При этом, за неимением лучшего, в качестве источника цитируется обычно сборник польских исторических анекдотов «История русов» в пересказе Полетики. Уж на что большой любитель исторических басен Грушевский и тот признал: «Вообще о переговорах Мазепы с Карлом до сих пор ничего не известно».

Другими словами, в данном случае мы имеем дело не с историей, а с домыслами. Не видно не противоречащего действительным обстоятельствам толкования известных фактов. В то же время методы, если не восстановления истины то, хотя бы, приближения к ней, известны.

Один из них широко применяется в следственной практике и сводится к сакраментальному «кому выгодно?». Посмотрим на узловые события 1708–1709 годов с этой точки зрения.

1. Шведский план кампании на 1708 г. предусматривал: за счет войск, находящихся в Швеции, и гарнизонов в Лифляндии (42 000 чел.) сформировать корпус для осады Нарвы и Пскова; главными силами (45 000 чел.) наступать на Смоленск; корпус Левенгаупта к этому времени сосредоточить в Полоцке.

Овладев Смоленском и присоединив корпус Левенгаупта, выйти в район Великие Луки — Старая Русса; одновременно финляндский корпус (15 000чел.) должен овладеть С.-Петербургом. Как видим, никакого похода в Малороссию не предусматривалось.

Наступление шведов началось 5 июня 1708 г. 3 июля в бою у д. Головчино русские потерпели тяжелое поражение. Шведы заняли Могилев. 11 сентября они подошли к Смоленску. Здесь Карл, согласно плану, остановился в ожидании корпуса Левенгаупта. Последний вел ни много, ни мало, 16 000 солдат при 16 орудиях и армейский обоз (8 000 повозок, в том числе, — с продовольствием).

Положение для русских создалось критическое. Паника была такова, что началась эвакуации сокровищ Кремля. И тут Карл впервые (!) изменяет своей наступательной тактике, останавливает успешно развивавшееся наступление и, не дожидаясь Левенгаупта, уже 15 сентября поворачивает на юг, в Малороссию.

Комментировать это решение трудно. Поэтому в любом серьезном военном труде либо просто констатируют этот факт, либо называют стратегической ошибкой без комментариев. Как бы то ни было, уже сам факт отказа шведов от наступления русские, на полном основании, посчитали своим крупным стратегическим успехом.

А поход шведов в Малороссию предоставил им дополнительные шансы (почти по Грушевскому). Во-первых, под удар попадал корпус Левенгаупта (он и был уничтожен 28 сентября); во-вторых, растягивались коммуникации противника; в-третьих, главные силы удалялись от стратегического направления, т. е. — теряли время, тогда как русские это время выигрывали.

Для непосвященных замечу, что боевые действия — это не стрелялки, а напряженная борьба за выигрыш темпа. Это знал любой лейтенант, а не то, что прожженный полководец Карл. В данном случае русские выиграли темп, не приложив к этому ни малейших видимых усилий.

2. Главные силы шведов, вступив 10 октября на территорию Малороссии, обнаружили, что базы снабжения в Стародубе и Новгород-Северском заняты сильными гарнизонами русских. Это были те времена, когда боевые действия велись от магазина до магазина (магазин — склад военных припасов). Армия остановилась. Продовольствия уже нет. Сзади пока еще только русский корпус Боуэра (10 драгунских полков). Вернуться еще не поздно.

Шведы заколебались. В этот критический момент, 24 октября, Мазепа с охраной в 2 000 казаков отправляется к Карлу, чтобы вывести короля из ступора и указать дальнейший путь движения — к стратегической базе снабжения в Батурине. 30 октября армия выступила в указанном направлении, а уже 2 ноября Меншиков уничтожает базу в Батурине. Странная согласованность действий по месту и времени!

3. Возвращаться уже поздно, но еще можно уйти за Днепр (который уже замерз) в Польшу на соединение с поляками и шведским корпусом Крассау, но армия упорно идет в готовящуюся ловушку — район Ромны-Гадяч. Русские отправляют на правый берег Днепра корпус Гольца с задачей — не допустить подхода войск Станислава Лещинского и корпуса Крассау.

Главные силы русских располагаются в районе Лебедина. В Полтаве, Ахтырке, Сорочинцах создают сильные гарнизоны. Точка. Стратегическое окружение шведов завершено.

4. В окружении — как в окружении, в армии начался голод и мародерство. Армия начала разлагаться. К началу ХVIII века ведущие державы перешли к регулярным армиям в связи с их гораздо более высокой боеспособностью. Иррегулярные войска (татарская конница, стрельцы, казаки и т. п.) потеряли значение как боевые и все чаще использовались как вспомогательные (гарнизонная служба, разведка, боевое охранение, преследование и т. п.).

Цену казакам в полевом бою знали и русские, и шведы, и Мазепа. Петр I Мазепе:

«Понеже можете знать, что войско малороссийское нерегулярное и в поле против неприятеля стать не может». Генерал-квартирмейстер (начальник штаба) Гилленкрок Карлу: «Разве можно употреблять на осадные работы людей, которые не имеют о них никакого понятия и которые разбегутся, как скоро работа покажется им тяжелой и товарищи их начнут падать от русских пуль».

В этой ситуации самым разумным было дать приказ казакам-мазепинцам «пiдняти повстання»; оперируя в тылу русских войск, нарушать коммуникации; уничтожать обозы и склады. Такая боевая задача казакам имманентна. 8–9 тысяч запорожцев, действуя согласованно с окруженными войсками, могли нанести весьма ощутимый урон русским и отвлечь на себя значительные силы.

Но, следуя приказу Мазепы, они делают наихудшее, что только можно придумать — «усиливая шансы» шведов, приходят в их район расположения. Кому пошел на пользу сбор всех недовольных деятельностью Петра казаков в шведском лагере, где и так уже съели всех лошадей?

5. В итоге, под Полтаву Карл привел не более 30 000 истощенных солдат, 11 000 казаков и 32 орудия. А на поле боя, исключая шведов, занятых осадой Полтавы и гарнизонной службой по Ворскле, смог выставить не более 20 000 солдат и 4 орудия против 45 000 русских и 72 орудий. 11 000(!) мазепинцев стояли лагерем около Полтавы и ни в осаде Полтавы, ни в бою, ни в «спробi пiдняти повстання» замечены не были.

В результате, такого «усиления шансов», уже к 9 часам утра 27 июня 1709 года мучения «союзних вiйськ» закончились.

Создается впечатление, что до сих пор Карл весьма успешно играл против Петра в поддавки. И Мазепа так же с заметным успехом «усиливал шансы» Карла в этой игре. А что же Петр? Он то, наверняка, играл в полную силу?

1. Мотивируя усталостью конского состава, Петр приказал преследование бегущей армии не проводить. Хотя переправа у Переволочно накануне русскими была уничтожена (какая уверенность в победе!) и бегущих можно было догнать рысцой. (Напомним, что своих строевых лошадей шведы съели).

Это при том, что в резерве у Петра были абсолютно свежие казаки Скоропадского и 4 полка драгун Долгорукого, которые в бою не участвовали! Тем не менее, преследование началось только в ночь на 28 июня. Другими словами, бегущим дали, по крайней мере, 12 часов форы.

2. Утром 30-го остатки войск противника были настигнуты и сдались в плен на берегу Днепра. Карл, Мазепа и около 3 000 шведов и казаков чудесным образом успели переправиться на правый берег, опять выиграв всего несколько часов. У Переволочно гетман бросил 300 000 талеров гетманской казны, размещенной на нескольких повозках (Порфирьев Е. И. Полтавское сражение.).

3. Но немалую часть золота Мазепа успел переправить на правый берег Днепра. Н. И. Костомаров утверждал, что Петр пытался выкупить Мазепу у турок, но гетман оказался богаче царя (!) и откупился у султана.

Более того, Иван Степанович прихватил сумму достаточную для того, чтобы прокредитовать нищего Карла ХII в. размере 240 000 талеров, а после смерти гетмана при нем было найдено еще 100 000 червонцев, не считая драгоценностей. То есть, на правый берег переправились десятки повозок с золотом и имуществом.

4. В результате 7-дневного(!) преследования на правом берегу раненного короля и почти 70-летнего старика с огромным золотым обозом, отряд Волконского ликвидировал всего лишь несколькочасовое отставание и настиг беглецов только на берегу Южного Буга. Карл, Мазепа и с ними несколько человек (с тем же обозом!) чудесным образом успели переправиться на турецкий берег.

Остальные были изрублены, видимо, как выполнившие свою задачу по охране обоза. Что это за преследование? Почему никто за это не был наказан? Это «преследование» похоже на организованное прикрытие отхода — Карлу просто дали уйти, обеспечивая Мазепе алиби. На жаргоне агентурной разведки — «зеленую тропили».

Теперь уже действия Петра напоминают игру в поддавки с Карлом, которую Петр выиграл — Карл оказался в плену у турок изолированным от своей империи и армии.

Подобных несуразностей можно привести сколько угодно, но и перечисленное, особенно у людей мало—мальски знакомых с военным делом, вызывает удивление. Можно присмотреться и к деталям. Например, преданный Мазепе полковник Нос сдал русским Батурин без боя; вернувшихся из-за «линии фронта» Апостола (ставшего впоследствии гетманом), Галагана и других щедро наградили, а пришедшие оттуда же, Максимович, Зеленский, Гамалия и другие — закончили дни в Сибири.

В чем между ними разница? Неизвестно. Но зато хорошо известно, что у Петра (да и после него) русская разведка (военная, политическая, промышленная) всегда была на высоте. Сам Петр в 1697–1698 годах инкогнито занимался промышленным шпионажем в Европе.

Ну, и кому в конечном итоге действия Мазепы оказались выгодны? Один из методов исследования основан на том, что анализируются не слова и отдельные поступки, а производится синтез всей деятельности субъекта и ее следствий. Этот метод широко применяется контрразведкой для вычисления агентов по косвенным уликам.

Наиболее широко известным публике примером применения этого метода является разоблачение В. Л. Бурцевым, при полном отсутствии в его распоряжении каких-либо документов, начальника боевой секции партии эсеров крупнейшего террориста Е. Ф. Азефа, как провокатора охранки. При том, что авторитет Азефа в партии был непоколебим. Так, например, выступая в защиту Азефа, Б. В. Савинков сказал:

«Я знаю Азефа за человека большой воли, сильного практического ума и крупного организаторского таланта. Я видел его на работе. Я видел его неуклонную последовательность в революционном действии, его преданность революции, его спокойное мужество террориста. (…) В моих глазах он был даровитым и опытным революционером и твердым и решительным человеком» (Савинков Борис. Избранное. М., 1990).

Разоблачитель Азефа Бурцев был обвинен в клевете и предан партийному суду. Тем не менее, в конечном итоге Бурцева был оправдан, а Азеф — разоблачен и убит.

Вся деятельность Мазепы и, главное, ее результаты очень похожи на глубоко законспирированную разведывательную операцию. Когда могла начаться эта операция? Вспомним — первая попытка (безуспешная) шведов и поляков склонить Мазепу к сотрудничеству была предпринята в 1705 г.

Однако, Иван Степанович письма и гонца (в кандалах) отправил Петру, как и подобает верному подданному. Вторая (успешная) — в 1707 г., когда Мазепа получил письма от княгини Дольской и польского короля Станислава.

Что изменилось по сравнению с 1705 годом? Ничего. Что обещал король Станислав Мазепе? Неизвестно. Зато известно, что реальной властью король не обладал и, следовательно, ничего серьезного от с в о е г о имени предложить не мог.

Не надо думать, что Мазепа был наивной институткой и не предполагал наличия российской агентуры при дворах польского и шведского королей, а польской и шведской, соответственно — при дворе императора. Но, как ни странно, на этот раз вербовка прошла успешно.

Вполне возможно, что еще в 1705 году гетману в Москве сказали: " Вы, Иван Степанович, с кандалами для гонца поторопились. В другой раз от контакта уклоняться не надобно, а надобно принять предложение и выведать чего они хотят».

В ходе последовавшего оживленного обмена мнениями с вербовщиками, Мазепой было обещано, в случае войны с Россией, помочь шведам казаками — до 50 000 сабель (врать, так с размахом) — и материальным снабжением (Порфирьев Е. И. Полтавское сражение). Отсюда все и началось.

Можно возразить, что приведенная концепция документально не подтверждается. Это так. Действительно, через 2,5 месяца Иван Степанович Мазепа умер, не оставив мемуаров.

Но, во-первых, возможно, потому и не подтверждается, что спецслужбы не стремятся оставлять следы.

Во-вторых, выше упомянутые байки академиков и докторов ничуть не более обоснованы документально. Сплошные выдумки.

А, в-третьих, приведенная версия не противоречит объективным фактам и обстоятельствам в отличие от официальной историографии. С этой точки зрения, если где и ставить памятник Ивану Степановичу, то именно там, где не без его участия были разгромлены «союзнi вiйська». Не нами сказано:

«По плодам их узнаете их».

В. К., специально для «Русской Весны»

Добавлено: 16-05-2016, 01:12
0
138

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика