«В полиции сказали, что нашей вины в беспорядках нет. Это политика», — депортированные болельщики (ФОТО)

Глава ВОБ Александр Шпрыгин сразу после прилета в Москву объяснил КП.ру, как и почему наших фанатов изолировали от Евро-2016.

14 июня автобус с несколькими десятками российских болельщиков был остановлен по дороге к Лиллю и оцеплен французским спецназом. Формальным поводом для задержания фанатов послужили опасения, что болельщики могут нарушить общественный порядок во время матча сборных России и Словакии 15 июня. Через некоторое время стало известно, что ряд российских фанатов все-таки депортируют.

Их доставили в участок, а 16 июня суд в Марселе приговорил трех российских болельщиков, признанных виновными в столкновении с британскими фанатами в Марселе, к тюремным срокам. Чуть позже премьер-министр Франции Мануэль Вальс заявил, что футбольные болельщики депортированы после того, как массовые столкновения фанатов омрачили начало чемпионата Европы.

18 июня группу из 20 российских болельщиков выдворили из Франции, они вылетели в Москву из аэропорта Ниццы и прибыли вечером. Среди фанатов был и глава Всероссийского объединения болельщиков Александр Шпрыгин, который по прилету подробно рассказал, что же произошло.


Александр Шпрыгин: «Прощай, Франция!»

«В 11 часов утра спецназ должен был начать штурм автобуса»

— Александр, вы можете вспомнить тот день, когда остановили ваш автобус. Что случилось?

— Во Франции действует норма передвижения пассажирских автобусов: определенное время он должен двигаться, определенное время — стоять. Поэтому мы выезжали в Лилль сильно заранее, чтобы подготовить перфоманс. Около 5.30 утра мы выдвинулись. Я был сонным, сидел впереди и увидел мигалки и полицейские машины. Сначала не придал этому внимания, но когда нас начали загонять в узкие ворота, наш водитель начал возмущаться, и я понял, что-то начинает происходить.

Открыл глаза и увидел, что автобус оцеплен вооруженным спецназом. Я подумал, что у нас спросят документы, в худшем случае обыщут. Такое за мою продолжительную фанатскую карьеру происходило не раз. Но потом зашел полицейский и объявил, что мы все должны выйти из автобуса с вещами для проверки. Тут я возмутился и через их переводчиков начал спрашивать, на каком основании в правовом государстве нас пытаются обыскивать. Это продолжалось минут 20, я начал «твиттить» (публиковать сообщения о случившемся в Twitter — прим.ред.).

В это время проверили троих ребят, после чего они сказали: «Нас депортируют». Потом проверили еще двух женщин — та же история. И тут мы поняли, что они хотят депортировать нас всех. Я сказал полицейскому: «Мы никуда не выйдем, делайте, что хотите. Вызывайте консула».


14 июня автобус с 43 россиянами был задержан французской полицией

— Вы звонили министру спорта России Виталию Мутко?

— Да, мы связывались со всеми должностными лицами, информировали всех о ситуации. Так что особое спасибо российским дипломатам, они от нас не отходили и всячески содействовали.

— Какая обстановка в тот момент была внутри автобуса?

— Нервная. Ситуация была достаточно напряженная. Как оказалось, у них был прямой приказ главы МВД Франции начать штурм автобуса, если мы не выйдем до 11 утра. Несколько раз они демонстративно надевали каски, перчатки, брали в руки дубинки и шокеры.

— Вы были готовы дать отпор?

— Мы не оказывали никакого сопротивления и никого не провоцировали. Мы живем в 21 веке, у всех есть гаджеты, они это прекрасно понимали. Если бы нас начали травить газом и выволакивать по асфальту, это сразу попало бы в Сеть.

— Кто принял итоговое решение?

— Начальник жандармерии города Канн принял решение не начинать штурм, мы дождались консула, который прибыл через 4 часа. Он предложил пройти проверку, и отпустить нас дальше, если все в порядке. Все претензии должны быть конкретизированные и обоснованные.

— Вас обыскали?

— У меня просто скопировали паспорт. Потом всех отпустили. Но из-за сообщений в Сети, которые разлетелись мгновенно, начался резонанс. Съехалась толпа камер французского ТВ, мой телефон начал разрываться от звонков российских СМИ, все это дошло до главы МИД Франции. В это время французского посла в России вызвали в МИД в Москве. И вдруг приходит новость о том, что прокурор Марселя принял решение нас всех арестовать. Нас посадили в полицейские машины, в которых с трудом может поместиться хотя бы один человек, и увезли в другой полицейский участок.

Там нам сообщили, что у англичанина, пострадавшего во время драки 11 июня в Старом порту Марселя, резко ухудшилось состояние. И в связи с этим нас еще задержат и будут подробно проверять на причастность к стычкам.


Задержанные во Франции болельщики перед допросом: «Русские не сдаются»

— Что было потом?

— Нас привезли в главный комиссариат Марселя — аналог нашей Петровки, 38 — и там начали проводить следственные действия. Опрашивали, допрашивали, смотрели, у кого сбиты кулаки и есть травмы на теле и ногах. Смотрели фотоленты наших гаджетов, чтобы определить, где мы были 11 июня. После этого прокурор объявил, что нам продлевают арест до двух суток.

— Почему?

— Согласно французскому законодательству полиция может задержать человека на сутки, а прокурор может продлить срок до двух суток. Тогда полицейские вежливо и корректно объяснили нам, что нам необходимо провести ночь в изоляторе. Это натуральная тюрьма, изолятор временного содержания по-нашему. Нас полностью досмотрели, забрали вещи, шнурки и ремни, посадили в холодные камеры. И вечером следующего дня нам зачитали постановление префекта о выдворении.

— Как указали причину выдворения?

— Ничего конкретного там указано не было. В целом объяснение такое: вы представляете угрозу Франции тем, что прибыли группой из России, в Марселе и так неспокойная обстановка, поэтому вам надо покинуть территорию республики. Мы были крайне возмущены, но спорить было бесполезно. Нас воронками отвезли в депортационный центр, где мы провели еще трое суток. На утро мы подали апелляцию, потому что у нас были визы, зарезервированные гостиницы, билеты на футбол и на обратный самолет.

— Какова была реакция властей?

— Они начали вести переговоры, шантажируя нас. Или они принимают апелляцию к рассмотрению и мы ждем вылета на родину 40 дней. Или мы вылетаем 18 июня, и нам всем берут билеты прямым рейсом из Ниццы. Мы не поверили и не хотели сдаваться, но многие ребята были изможденные этими разборками и переездами из участка в участок, поэтому мы согласились на предложение французской стороны. С эскортом нас отвезли в аэропорт Ниццы чуть ли не до самого трапа, без досмотра и проверок. Нас посадили в самолет, отдали паспорта и вещи. Вечером мы прилетели в Москву.


Россиян везут в аэропорт Ниццы для депортации

«Нам давали пиццу и газировку и объясняли, что это приказ Парижа»

— Вам так и не объяснили, в чем вы были виноваты?

— Нам объяснили, что никакой вины нет. Никаких претензий нет. Это процедура выдворения за счет страны. Визу нам не аннулируют, и в тот же вечер мы можем вернуться обратно. Те, кто ехал в нашем автобусе, который задержали, в беспорядках в Марселе не участвовали.

— Почему вас тогда затаскали по участкам?

— Они поняли, что мы ни при чем. Но надо было выкручиваться. Просто так отпустить нас они не могли.


Болельщики перед посадкой в самолет

— Как глава ВОБ вы можете дать оценку работе французских властей на Евро-2016?

— Франция полностью провалила организацию безопасности на турнире. Беспорядки происходят всюду! Драки болельщиков — поляков с североирландцами, хорватов с турками, немцев с украинцами. Сегодня венгры дебоширили в Марселе. Полиция никак этому не препятствует, толпы собираются, англичане продолжали вакханалию несколько суток! В лучшем случае они стреляют в толпу газом, разгоняют фанатов по сторонам, после чего беспорядки вспыхивают с новой силой.

Нигде невозможно себе такое представить — ни в России, ни в Англии, ни в Германии. И когда на них обрушился шквал критики по этому поводу, они пошли по самому простому пути: взяли список россиян на ресепшен в нашем отеле и хотели показательно нас выдворить. Но мы не смирились, придали делу резонанс, огласку, они попали в неприятную ситуацию и вынуждены были выкручиваться.


На этом Евро «отличились» уже, кажется, болельщики всех стран. Так, матч Хорватия-Чехия пришлось даже останавливать из-за фанатов

— Апелляцию подавать никто не станет?

— Да, мы не стали подавать апелляцию. Нас уговорили. Потому что мы устали мыкаться по казематам и хотим скорее увидеть родных, близких и заночевать в домашней постельке.

— Как все обстояло с точки зрения человеческого отношения?

— Французская полиция вела себя крайне корректно. Нас жалели, давали шоколадки и газировку, пиццу. Нам объясняли: «Парни, мы понимаем, что вы не те ребята, которые должны были сюда попасть. Но это политика. И указания по вам поступают из Парижа. Мы вынуждены только озвучить решение».

— Прямым текстом?

— Да. Когда мне это сообщили, я поменялся в лице. Но мне объяснили, мол, это несправедливость жизни и ничего не поделать.


В Лилле англичане пытались специально спровоцировать наших фанатов, топча триколор. А в ответ французская полиция… рекомендовала россиянам не ходить с национальным флагом

— С точки зрения фанатской этики, как вам кажется, мы ничего не нарушили? А то иностранные СМИ пишут, как основной состав ключевых российских группировок собрался и «отметелил» рядовых британских ценителей футбола.

— Никакого боевого состава не было. Не было топ-бойцов или спортсменов. Это была «солянка» из российских болельщиков. Зато англичане вели себя вызывающе и откровенно провоцировали всех — не только нас. Вообще, что касается облика россиян, то там работает целая машина по пропаганде. Мы когда сидели в участке, то смотрели местное ТВ. Идет местное ток-шоу.

Показывают нашего Президента: сначала верхом на лошади, потом на рыбалке, потом показывают спортзал с грушами, потом показывают драки фанатов в лесу, а потом начинается разговор в студии. И мы понимаем, что людям преподносят такую картину — Путин, злые русские, приехали всех избивать, покалечили несчастных англичан.

— В России вам нужно проходить дополнительные юридические процедуры?

— Нас опросила погранслужба ФСБ, вернула паспорта, нам поставили печати в паспортах и теоретически в Евросоюз мы можем лететь хоть сейчас.

— 20 июня сборная России играет решающий матч группового этапа с Уэльсом. Как вы оцениваете околофутбольные перспективы встречи?

— ВОБ окажет поддержку сборной, много ребят осталось во Франции. Со своей стороны мы проведем всю возможную работу, чтобы не произошло никаких нарушений со стороны болельщиков. И очень надеемся, что французская полиция все же извлечет уроки из произошедших ситуаций и хотя бы к третьему матчу нашей команды сможет обеспечить безопасность в Тулузе.

#FreeRussianFans

Добавлено: 19-06-2016, 09:42
0
266

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика