Будет ли Лондон бомбить Шотландию, или Как выглядел бы британский Евромайдан

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения.

А вот будущее сослагательное наклонение не только терпит, а даже наоборот — никакого другого наклонения, кроме сослагательного, не терпит. Собственно, на этом фундаментальном свойстве будущего (которого, как мы достоверно знаем из наблюдений, до его наступления не существует) основана не только гимнастика для ума, называемая футурологией, но и весь фантастический жанр как таковой.

Но мудрая русская поговорка гласит: сказка — ложь, да в ней намек. А поэтому отринем сомнения в кажущейся сказочности некоторых сценариев и оттолкнемся от фактов. А факты, о которых я хочу вам поведать, такие.

Во-первых, Великобритания на референдуме проголосовала за выход их Евросоюза.

Во-вторых, глава шотландского правительства Никола Стерджен заявила, что Шотландия видит себя членом ЕС, несмотря на итоги референдума по выходу Великобритании из Евросоюза. А также сообщила, что Кабинет министров Шотландии одобрил разработку законодательной базы для проведения нового референдума о независимости от Соединенного Королевства.

А в-третьих, крупнейшая националистическая партия Северной Ирландии «Шинн Фейн» заявила, что выход Великобритании из Евросоюза станет основанием для проведения референдума и о воссоединении с Ирландией.

А теперь давайте возьмем, да и представим себе, что всё вышеперечисленное произошло.

28 июня на Трафальгарской площади должна была состояться протестная акция London Stand Together (Лондон стоит вместе). 50 тысяч человек подписались на Facebook на мероприятие, которое было отменено потому, что за столь короткое время нельзя было обеспечить безопасность (да, в Лондоне мероприятия тоже надо согласовывать с полицией, какой сюрприз). Но это совершенно не значит, что мероприятие не состоится в другое время.

И вот, представим себе, в центре Лондона собирается молодежь, которая категорически настроена на открытые границы с Европой, потому что ездит туда на работу.

Акция будет бессрочной, ее результатом должно стать только повторное голосование с нужным евроориентированным результатом. Спустя несколько недель полиции всё это надоест, и она попробует разогнать мероприятие.

В ответ начнется насилие, полиция ответит на насилие водометами и слезоточивым газом. Из отдаленных провинций для помощи полиции в столицу съедутся боевики ультраправых партий. Начнется гражданское противостояние.

Президент США заявит о необходимости проявлять терпение и соблюдать законность.

И вот на фоне происходящего в Лондоне, Шотландия, не желающая больше иметь ничего общего с этим опирающимся на ультраправых правительством, проводит референдум по выходу из состава Великобритании.

Одновременно в Белфасте на поле у здания Ассамблеи собираются католики, требующие немедленного выхода из состава Великобритании, и протестанты, требующие сохранения существующего положения вещей.

Разные стороны толпы поддерживаются боевиками Ирландской республиканской армии и роялистами Ольстера. В ситуации растущего напряжения и во избежание кровопролития Ассамблея принимает решение о проведении референдума. Королева одобряет это решение.

По результатам референдума с незначительным перевесом побеждают сторонники выхода Северной Ирландии из состава Великобритании и ее воссоединения с Республикой Ирландия. Президент США заявляет, что, несмотря на все перемены в Европе, Америка остается ее верным партнером и готова сотрудничать со всеми вновь образовавшимися и изменившимися государствами.

AP Photo/ Peter Morrison
Здание парламентской ассамблеи Северной Ирландии в Белфасте

Страны ЕС одна за другой признают суверенитет Шотландии и новые границы Ирландии.

Картина, хоть и выглядящая сейчас невероятной, но внутренне не противоречивая. Если разные части населения хотят разного — то надо развести эти части населения и дать каждой из них то, что она хочет. Мы же живем в свободном мире, в котором сами люди решают, как жить.

А теперь давайте сделаем вот что. Поменяем в вышеописанной футурологии Великобританию на Украину, Лондон — на Киев, Шотландию — на Донбасс, Северную Ирландию — на Крым, Белфаст — на Симферополь.

И перечитайте. Вот прямо сейчас возьмите и перечитайте. Ведь это совершенно та же самая ситуация. Ну, за исключением, пожалуй, только расклада голосов в Северной Ирландии, где результаты референдума вовсе не так очевидны, как они были очевидны в Крыму.

© REUTERS/ Toby Melville

Но согласитесь, если мы вполне можем представить себе описанную выше картину демократического изменения государственных статусов и границ, то мы совершенно не можем представить себе английские танки, проводящие антитеррористическую операцию в Шотландии. Мы никак не можем представить себе обстрелы Эдинбурга из систем залпового огня.

Невозможно представить себе продовольственную и энергетическую блокаду Северной Ирландии. Как и санкции, введенные правительствами свободного мира против граждан Северной Ирландии, неправильно, по мнению свободного мира, проголосовавших на референдуме. Но зато нам даже и не надо всего этого представлять в случаях с Донбассом и Крымом.

Мы всё это видим своими глазами прямо сейчас, и ни одного объяснения, почему это так, лично у меня для вас нет.

Ну, разве что президент Порошенко — не королева Елизавета II.

И больше никакой разницы нет. А уж какой во всей этой сказке намек — догадаетесь сами.

Добавлено: 1-07-2016, 07:44
0
172

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика