Искусство бесить НАТО: почему присутствие ВМФ России в Мировом океане так беспокоит альянс (ФОТО)

На прошлой неделе в главной базе Тихоокеанского флота, Владивостоке, торжественно встретили вернувшийся из очередного дальнего похода гвардейский ракетный крейсер «Варяг».

Отходив с ноября прошлого года более 40 тысяч морских миль, пройдя по трем океанам и девяти морям, корабль за время плавания пересек 7 часовых поясов и принял участие в выполнении целой серии учебно-боевых задач, передает телеканал «Звезда».

В их числе — совместное российско-индийское военно-морское учение «Индра Нэви-2015», несение службы в составе постоянного оперативного соединения ВМФ России в Средиземном море, выполнение ракетных стрельб главным комплексом по наземной цели на полигоне Кура.

Совершил «Варяг» и традиционные для российских военных кораблей деловые заходы в порты иностранных государств.

По три экватора за кормой

Всего, по данным Минобороны России, в дальних походах в различных районах Мирового океана находится в настоящее время около полусотни боевых кораблей. Их география охватывает все объединения флота - от Балтики и Севастополя до Северного флота и ТОФ.

На днях в Североморске и Мурманска встречали отряд кораблей и судов обеспечения во главе с БПК «Вице-адмирал Кулаков». Более пяти месяцев моряки решали задачи в северо-восточной части Атлантики, Средиземном, Красном и Аравийском морях, пройдя 25 тысяч миль и совершив заходы в порты Лимассол (Кипр), Салала (Оман), а также Карачи (Пакистан).

Российские моряки приняли участие в международном антинаркотическом учении «Аравийский муссон», которое прошло во взаимодействии с пакистанскими ВМС.

Здесь же, в Североморске, на днях встретили и большой десантный корабль «Александр Отраковский». Его поход стал самым продолжительным в современной истории Северного флота — 588 суток!

В общей сложности было пройдено около 65 тысяч морских миль: если перевести это расстояние в километры, то получится, что североморцы обогнули Землю по экватору трижды!

Еще один российский БДК — «Александр Шабалин» — вернулся после дальнего похода в главную гавань Балтийского флота Балтийск. За кормой остались более 31 тысячи морских миль и 8 месяцев, проведенных в водах Средиземного, Черного и Северного морей, а также, Атлантического океана.

В целом, если посмотреть статистику, то в минувшем году в походах вдали от российских берегов побывал едва ли не ключевой состав нашего ВМФ.

По названиям кораблей можно делать своего рода «перекличку»: БПК «Североморск» — служба в Красном море, гвардейский ракетный крейсер «Москва» — побережье сирийской провинции Латакия, прикрытие группировки ВВС России в Сирии, ракетный корабль на воздушной подушке «Самум» и сторожевой корабль «Ладный» — совместное российско-китайское учение «Морское взаимодействие-2015» в Средиземном море), СКР «Сметливый» — деловой заход в греческий порт Корфу и участие в мероприятиях «Русской недели на Ионических островах», БПК «Адмирал Пантелеев» — обеспечение военно-морского присутствия и демонстрация флага в Тихом и Индийском океанах.

И это лишь малая часть символического списка дальних походов, совершенных кораблями российского ВМФ за минувший год.

Присутствие после отсутствия

В свое время дальние походы боевых кораблей были едва ли не обязательной формой подготовки сил флота. Сходить в море на полгода и даже дольше было привычным делом для моряков. Не случайно одним из самых почитаемых знаков отличия в ВМФ считался нагрудный знак «За дальний поход», по которому сразу определяли заслуженного офицера или мичмана.

Знак был учрежден после войны приказом министра обороны СССР и вручался военнослужащим, совершившим дальние заграничные походы на боевых кораблях: для моряков Северного флота — за пределы Баренцева моря, за Датские проливы (для балтийцев), за прохождение Босфора (для ЧФ), за пределы Японского и Охотского морей — для экипажей кораблей ТОФ.

К слову, в период уже российского ВМФ знак сохранили, изменив лишь условия награждения. Награждаться могут теперь уже не только военнослужащие, но и гражданский персонал за переход с одного морского театра на другой, за поход без захода в пункты базирования до половины срока автономности (для экипажей подлодок).

Для экипажей кораблей и судов Северного флота основанием для награждения знаком «За дальний поход» был выход за пределы Норвежского моря, для тихоокеанцев — за пределы 3000-мильной зоны от пункта базирования, для ЧФ и Новороссийского военно-морского района — за пределы Эгейского моря, для Балтфлота — за пределы Северного моря.

В последние годы Россия уверенно возвращается в Мировой океан. Еще в 2012 году в одной из своих предвыборных статей, посвященных проблемным вопросам национальной безопасности государства (статья «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России»), Владимир Путин отмечал, что «ВМФ России уже возобновил свое присутствие в стратегических районах Мирового океана, в том числе в Средиземном море.

Такая демонстрация «российского флага» теперь будет постоянной». При этом автор статьи особо подчеркнул — «одной из главных и первостепенных задач России на обозримую перспективу должно стать возрождение в полном смысле «океанского» Военно-Морского Флота».

Сегодня, согласно обновленной редакции Морской доктрины РФ, в России осуществляется «целенаправленная деятельность государства по поддержанию военными методами благоприятных условий в Мировом океане для устойчивого развития и реализации основных приоритетов национальной безопасности РФ».

Целый раздел Морской доктрины отведен Военно-морской деятельности, которая отнесена к категории «высших государственных приоритетов».

Одновременно одним из инструментов внешней политики определен Военно-Морской Флот, который «обеспечивает военно-морское присутствие России и демонстрацию флага и военной силы в Мировом океане, принимает участие в борьбе с пиратством, в осуществляемых мировым сообществом военных, миротворческих и гуманитарных акциях, отвечающих интересам Российской Федерации».

Возвращение в Мировой океан

Находятся в океанской зоне и наши подводные лодки. Только за последние месяцы в базы Северного флота после выполнения задач дальних походов вернулись дизель-электрическая подводная лодка «Калуга», атомные подводные лодки «Обнинск» и «Нижний Новгород».

А ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Юрий Долгорукий», который в конце прошлого года торжественно встретили в главной базе подводных сил СФ Гаджиево, успешно выполнил программу двухмесячного автономного плавания подо льдами Арктики.

Как подчеркнули в штабе флота, «экипаж крейсера еще раз подтвердил, что ВМФ России располагает самыми современными атомными ракетоносцами, способными выполнять задачи стратегического сдерживания в Мировом океане, в том числе и подо льдами Арктики».

К слову, этот подводный крейсер вошел в состав флота в 2013 году. Он имеет на вооружении комплекс межконтинентальных баллистических ракет морского базирования «Булава» и торпедное вооружение, а также может оснащаться крылатыми ракетами.

По мнению военного обозревателя Ильи Крамника, главная цель демонстрации российского флага состоит в том, чтобы проявить интерес к тому или иному региону, а заодно продемонстрировать потенциальному противнику способность в случае необходимости атаковать его в критически важном районе.

При этом, как отмечает эксперт, для таких походов совсем не обязательно использовать тяжелые корабли, однако в отправке самых молодых, крупных кораблей российского флота лежит желание продемонстрировать не только флаг, но и способность его защитить.

Член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук, капитан 1 ранга запаса Константин Сивков конкретизирует районы, где, согласно проведенному анализу, необходимо присутствие нашего ВМФ для обеспечения экономических интересов.

Это Южная Атлантика, океанские зоны, прилегающие к побережью Южной Америки и районам юго-западной Африки, северная часть Атлантического океана, Норвежское и Гренландское моря, северо-западная часть Тихого океана (в районах рыбопромысловой деятельности), центральная и восточная части Средиземного моря, районы Индийского океана, прилегающие к северо-западному побережью Африки, островные зоны и моря Тихого океана, где орудуют пираты, а также северная часть Индийского океана.

Что же касается необходимого состава группировок, то, к примеру, для борьбы с пиратством и защиты российских судов, занимающихся рыбопромысловой деятельностью и грузоперевозками, в каждом районе должны быть развернуты, как минимум, по одному кораблю океанской зоны класса эсминец или фрегат.

Демонстрация флага и выполнение иных мер поддержки дипломатической деятельности России, полагает эксперт, потребует выделения соединений преимущественно надводных кораблей океанской зоны численностью не менее 3?5 единиц во главе, минимум, с одним кораблем класса крейсер или авианосец.

К слову, как считает председатель Комитета Госдумы по обороне, экс-командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Комоедов , российский авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» должен находиться в Средиземном море постоянно, чтобы защищать в этом регионе национальные интересы России.

«Мое мнение такое, что «Адмирал Кузнецов» должен постоянно находиться в Средиземном море, не уходить из этого региона, чтобы обеспечивать решение задач в интересах безопасности России, — подчеркнул в беседе с журналистами адмирал.

— Экипажи корабля могут меняться по ротации, а он сам должен оставаться в Средиземноморье».

Адекватный ответ

Нынешнее масштабное возвращение российского ВМФ на просторы Мирового океана приводит прямо-таки к болезненной реакции Белого Дома и Пентагона. Так, в конце прошлого года разведка ВМС США опубликовала доклад, в котором была выражена обеспокоенность поступательным развитием российского ВМФ.

Издание Daily Beast приводит сведения о том, что в документе, подготовленном специалистом по России Управления военно-морской разведки Джорджем Федорофф, подчеркивается, что «российская сторона начала, и в текущем десятилетии продолжит, предпринимать крупные шаги по расширению возможностей своего военного флота, способного не только на защиту, но и на крайне впечатляющие, пусть и ограниченные вылазки, в дальние регионы российской зоны влияния».

Кроме того, как отмечается в документе, «ранее приостановленные программы по строительству теперь продвигаются к завершению, новые проекты позволяют комплектовать флот подводными лодками и кораблями, соответствующими 21-му веку».

О том, что Соединенные Штаты обеспокоены усилением активности ВМФ России и будут принимать ответные меры, заявил уже в этом году начальник штаба ВМС США адмирал Джон Ричардсон.

Выступая в Американском предпринимательском институте, он отметил особую активность российского флота в Черном, Каспийском и Средиземном морях. Как подчеркнул адмирал, «США усилят там свое присутствие».

А командующий Объединенного командования НАТО в Неаполе и ВМС США в Европе и Африке адмирал Марк Фергюсон в интервью CNN посетовал на качество новых российских подлодок, которые «тише, лучше вооружены и имеют больший радиус действия, а также оснащены новейшими системами вооружения и ракетными системами, которые могут поражать цели на суше с дальних расстояний».

Все это, как посетовал адмирал «вызывает сильное беспокойство у Америки и НАТО». Правда, как тут же признал Фергюсон, подобные действия российской стороны являются ответом на усиление военного потенциала НАТО, который Россия считает угрозой своему существованию.

Как бы то ни было, на недавнем совещании с руководящим составом флотов Главнокомандующий ВМФ РФ адмирал Владимир Королев поставил задачу в летнем периоде обучения не снижать эффективности в организации боевой подготовки, уделив особое внимание практической отработке плановых учебных задач в море.

К слову, по словам главкома, в зимнем периоде обучения наплаванность надводных кораблей и подводных лодок ВМФ составила более 4 тысяч суток.

«Экипажи кораблей продолжают нести службу в различных районах Мирового океана, достойно демонстрируя Андреевский флаг», — подчеркнул адмирал Владимир Королев.

Дмитрий Сергеев

Добавлено: 20-07-2016, 09:14
0
250

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика