Австрийский удар по мифу о безопасности украинского транзита газа

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов — о том, что означают аварии на австрийском газопроводе для российско-европейского энергетического сотрудничества.

На газопроводе, ведущем к одному из крупнейших европейских газовых хабов в австрийском Баумгартене, произошла авария. Если бы не введенный в строй еще два года назад российский «Южный поток», то нехватку голубого топлива могли бы ощутить такие страны, как Словения, Хорватия и Италия, а цены на европейских площадках стремительно подскочили бы.

Хотя погодите.

«Южный поток» из-за противодействия Еврокомиссии так и не был введен в строй, Италия, Хорватия и Словения действительно начали испытывать дефицит природного газа, а цены на европейских площадках на самом деле подскочили. Сложившаяся ситуация со всей неумолимой очевидностью показывает, насколько уязвима современная Европа без новых надежных газопроводов из России.

Баумгартенский газораспределительный узел — это место, где сходятся газовые пути из России и Норвегии. Здесь за год прокачивается около 40 млрд куб. м голубого топлива. И здесь же расположена одна из точек сдачи российского газа европейским потребителям.

Через этот узел, в частности, получает газ Италия, закупающая на внешних рынках 65 млрд куб. м газа (в 2016 году). Для Италии природный газ важен вдвойне, так как он широко используется в этой стране в качестве моторного топлива — более чем на 1 млн автомобилей.

Основным поставщиком природного газа для Италии является Россия — около 23 млрд куб. м газа в год. Также заметные объемы поступают сюда из Алжира, Нидерландов и Норвегии (суммарно — порядка 32 млрд куб. м).

Некоторое время назад среди заметных поставщиков была и Ливия, перекачивавшая в Италию 12 млрд куб. м. Но после известных событий поставки из этой страны идут крайне неравномерно и далеко не в прежних объемах.

Российский газ идет в Италию через территорию Украины. Собственно, австрийский Баумгартен — это своего рода конечная точка украинского маршрута поставок.

Когда Еврокомиссия критикует такие проекты, как «Северный поток — 2» или «Южный поток», она апеллирует к тому, что украинский маршрут очень надежен и нет никакой необходимости строить какие-то обходные пути. Более того, эти обходные пути неким загадочным образом подрывают энергобезопасность Евросоюза, а такое безобразие недопустимо.

Как видим, ситуация была бы гораздо менее выразительной и драматичной, если бы существовал «Южный поток». Напомним, что в рамках этого проекта именно Италия должна была стать одним из основных получателей газа.

Скажем точнее: север Италии, на который в сложившейся ситуации с прекращением поставок через Австрию и приходится основной удар. Также надежный коридор поставок получили бы Балканы. Включая Хорватию и Словению, через которые «Южный поток» должен был идти.

Интересен также резкий скачок цен на газ. После аварии в Австрии европейские торговые площадки сработали вполне ожидаемо — голубое топливо подорожало практически в два раза. Европейские чиновники из года в год рассказывают о том, насколько выгоднее потребителю получать газ по спотовым ценам, а не по ценам, формируемым на основе нефтяной привязки.

К настоящему моменту эта позиция еврочиновников учитывается в долгосрочных контрактах «Газпрома», но, к счастью, российская компания не стала целиком и полностью переходить на «ценовой евростандарт». К счастью для потребителей.

Интересно, что сложившейся ситуацией неминуемо попытаются воспользоваться как минимум две стороны. Сторонники усиления роли сжиженного природного газа (СПГ) на европейском рынке и сторонники расширения внутриевропейской газотранспортной инфраструктуры.

Сейчас Евросоюз обладает мощностями, позволяющими принимать в виде СПГ более 230 млрд куб. м газа. Но из этого объема используется всего 50–55 млрд куб. м. Почему бы не кивнуть на австрийский инцидент как на пример ненадежности трубопроводных поставок. Но проблема здесь заключается в неконкурентной цене, которую предлагают европейцы за СПГ.

Этот рынок не так интересен крупным поставщикам, как рынок Азии. И с этой ситуацией ничего сделать нельзя. С другой стороны, никогда нелишне снова поискать деньги на СПГ-терминал на хорватском острове Крк, которые ищут уже около 20 лет. Но желающих платить нет.

Для сторонников различных инфраструктурных проектов внутри ЕС сложившаяся ситуация представляется неплохим шансом выпросить финансирование на новые газопроводы. Задача этих газопроводов — обеспечить переток газа между странами ЕС, сформировав единое энергетическое пространство и усилив энергобезопасность региона. В первую очередь стоит ждать выступления польских чиновников.

Скорее всего, они напомнят про «сверхважный» проект «Север — Юг». Формально он должен соединить СПГ-терминал в Свиноуйсьце (Польша) и вышеупомянутый хорватский остров Крк.

К настоящему моменту не только непонятно, откуда именно Польша планирует брать газ в необходимых объемах (СПГ-терминала, очевидно, не хватит), но и совершенно неясно, где взять денег на реализацию проекта. Возможно, в сложившейся ситуации доводы поляков покажутся их коллегам по ЕС более убедительными.

Но это внутренние дела Европы. И ее желание или нежелание растрачивать средства на бесперспективные проекты.

Для нашей же страны важно, что австрийский инцидент нанес фатальный удар по европейскому мифу о надежности украинского коридора.

И, возможно, европейцы теперь будут с куда большим пониманием относиться к реализации как «Северного потока — 2», так и «Турецкого потока». В конце концов через Турцию газ тоже может пойти на Балканы, а затем — в Италию.

Сами европейцы с нынешней ситуацией справятся. Благо в ЕС достаточно подземных хранилищ газа. Построенных в том числе и с российским участием.

Александр Фролов

Добавлено: 13-12-2017, 14:10
0
119
Приглашаю присоединиться ко нам в:

Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в Facebook Присоединиться в Твиттере Присоединиться в Google Плюс Присоединиться в Одноклассники

0

Похожие публикации


Наверх