Мужской поступок Ильича

Сегодня в обществе далеко не однозначное отношение к вождю мирового пролетариата. Одни лепят из него икону, другие сбрасывают с постаментов его памятники, кто-то требует вынести тело Ленина из Мавзолея…

При этом многие власть имущие меньше всего интересуются, на мой взгляд, его жизнью, поступками. А ведь поучиться у Владимира Ильича есть чему.

Об этом красноречиво свидетельствуют архивные материалы, которые хранятся в прокуратуре Балтийского флота.

К примеру, в уголовном деле по обвинению ряда офицеров, готовивших контрреволюционный мятеж, имя вождя мирового пролетариата фигурирует при весьма необычных обстоятельствах.

«Следователь ЧК отвечает Ленину: конкретных оснований обвинять Петровскую нет, дело в отношении революционерки прекращено».

Архивные материалы включают автобиографию, написанную Надеждой Петровской в одиночной камере Петроградского ЧК:

«В 1896 году моя подруга Лидия Раутенберг привела ко мне сестру В. И. Ленина, которая обратилась с просьбой: ввиду ее отъезда с матерью в Симбирскую губернию взять на себя заботу о ее брате.

От многолетнего сидения в одиночке он заболел чахоткой. Она просила меня ежедневно носить ему еду, что было разрешено по настоянию тюремного врача. Для того чтобы пустили к нему на свидание, меня назвали и записали его невестой.

Помню нашу первую встречу. Владимир Ильич был худ и бледен.

Только лучистые глаза смотрели прямо в душу. Он говорил слабым голосом и сильно кашлял. А наши беседы в присутствии надзирателя носили самый невинный характер. Ходила я к нему на свидание три раза в неделю в течение двух месяцев, после чего он был выслан из Петербурга».

В камеру, где были написаны эти строки, Надежда Владимировна Петровская попала как английская шпионка. В октябре 1917-го в Петрограде органами ЧК была разоблачена шпионско-диверсионная группа, в которую входили несколько офицеров Балтийского флота, готовивших контрреволюционный мятеж. 2 июня 1919 года следователь Петроградской ЧК Николай Юдин арестовал и Надежду Петровскую вместе с ее старшим сыном, офицером флота.

Она родилась в 1875 году в Петербурге. Отец — журналист, мать — преподаватель. Из-за отсутствия денег девочка только в 15 лет поступила в Литейную гимназию.

А уже с 17 лет сама начала давать частные уроки. Из числа подростков собрала группу для оказания помощи бедноте, вступила в кружок социалистической молодежи.

В 1902 году окончила медицинский институт, работала врачом в Кронштадте, вышла замуж за профессора Петровского. В дни Февральской революции оказывала помощь раненым на Литейном.

Через два дня после ареста Петровская дает телеграмму председателю СНК Владимиру Ильичу Ленину (имеется в деле), в которой напоминает о своем революционном прошлом и об их прежних с Ильичем отношениях, умоляя: «Избавьте меня от унизительного положения подозреваемой».

Удивительно, но в то неспокойное время телеграмма дошла до адресата.

Владимир Ильич не проигнорировал просьбу давней знакомой и принял меры. Даже сегодня поражаешься политкорректности главы государства. Ленин не обратился к какому-либо руководящему органу, а написал письмо непосредственно самому следователю, занимавшемуся этим делом.

Как видно из материалов дела, 14 июня 1919 года Юдин получает записку от Ленина. В ней нет никакого давления на следователя.

Только просьба сообщить мотивы ареста и о том, какие есть конкретные данные против Петровской. 8 июля Юдин отвечает Ленину: конкретных оснований обвинять Петровскую у него нет, дело в отношении революционерки прекращено, она выпущена на свободу. Но ее сын по приговору Петроградского ЧК будет в 1920 году расстрелян как участник белогвардейского заговора.

В этом деле осталась тайна.

9 июля 1919 года в кабинете следователя произошли невероятные вещи. Николай Юдин вместе с членом коллегии ЧК Михаилом Васильевым пытались узнать содержимое флакона с какой-то жидкостью, изъятого при аресте у одного из заговорщиков-контрреволюционеров.

Открыли его и, потеряв сознание, через несколько минут умерли. По заключению медицинских экспертов, смерть наступила от отравления высококонцентрированными парами синильной кислоты из флакона. Больше в материалах дела Петровской упоминаний об этом эпизоде нет.

Валерий Громак, специально для «Русской Весны»

Добавлено: 23-04-2019, 03:54
0
98

0

Похожие публикации


Наверх