ЧЕРН_Агеева_Извращенцы влияют на финских подростков в принятии решений, власть и опека даже не слушают родителей несовершеннолетних

В 2019 году финская журналистка хотела взять интервью у трансгендера по имени Гай, который доволен своей жизнью и поделится своим опытом. Но неожиданно, понял, что хочет снова быть девушкой и начал свой документальный фильм «Я снова хочу быть Мирой».

В юном возрасте 18 лет Мира была абсолютно уверена, что транспереход это верное решение её и она поступает правильно. Получив транс-диагноз от врача в Тамперской клинике, Мира начинает выполнять те медицинские вмешательства, которые были назначены — коррекция половой идентичности началась, путём приёма тестостерона и медицинских операций.

Всю взрослую жизнь Мира прожила в качестве трансмужчины, сейчас ей 26 лет и она уже не так уверенно делает заявления о своей принадлежности: «Не хочу говорить, что раскаялась, но порой мне хотелось бы, чтобы тогда для меня нашелся какой-то иной путь», — говорит Мира, о своём транспереходе.

Профессор детско-юношеской психиатрии и главный врач для трассексуалов Рииттакертту Кальтиала при Тамперской университетской больнице одна из тех кто поставил Мире транс-диагноз. Нынешнюю ситуацию с Мирой врач Кальтиала не может комментировать.

«Если кто-то раскаивается, значит, мы допустили ужасающую ошибку. Мы очень многому должны учиться на таких случаях», — говорит Рииттакертту Кальтиала.

Однако, за последние 10 лет в Финляндии увеличилось обращение трансгендеров в специальные клиники для трансгендеров, их всего две в Тампере и Хельсинки. Такую тенденцию поддерживают и другие скандинавские страны, впрочем и Европа в целом. Для обратного транс-перехода в изначальную половую идентичность.

При этом более 200 несовершеннолетних обратились в финские клиники для трансгендеров, с целью изменить свой пол. Финская статистика не может дать ответа, что могло повлиять на рост увеличения среди молодых людей стать трансгендарами.

Рииттакертту Кальтиала невольно отвечает на этот вопрос — молодость и бушующие гормоны с твёрдым убеждением берут своё.

«Трудно быть уверенным в том, что половая идентичность уже достаточно стабильна для того, чтобы физические вмешательства были оправданы».

Не менее важный фактор это ювинальная юстиция. Отказ родителей на медицинские вмешательства по отношению к своим несовершеннолетним детям в целях смены пола является поводом лишения родительских прав и помещение детей в специализированные дома опекой. Вскоре эти несовершеннолетние при помощи государства начинают медицинские вмешательства с транс-диагнозом. Лечением в Финляндии и остальных странах Европы называется смена пола.

В таких случаях родителям запрещено видится со своими детьми, вплоть до их совершеннолетия.

Расследование финских журналистов издания «Юле» говорит о том, что таких детей и подростков подначивают друзья-трансгендеры, в частности на готовые ответы врачам с полицией, а также разрыв с семьей.

Рииттакертту Кальтиала отрицает, что власти Финляндии могут так поступить, но роль влияния социальных сетей и факт осведомленности и толерантности общества признаёт.

«На приеме мы часто видим, что молодые люди заранее подготавливают ответы на наши вопросы. Это очень тревожно. Ведь речь идет о вмешательстве в здоровое тело, причем с необратимыми последствиями» — Рииттакертту Кальтиала.

Также, врач отметила, что из некоторых школ дети обращаются группами к ней на приём.

Так случилось с Неей и её родителями. Девушке было 15 лет, когда она с родителями переехала в Финляндию. Родители Неи — мама Ниина и папа Кари, для разглашения своей истории взяли псевдонимы, так как история случившаяся с ними просто поражает и они боятся гнева не столько трансгендендеров, сколько отпугнуть собственную дочь.

Переехав в Финляндию, Нея заявила своим родителям, что чувствует себя мальчиком. Ниина пыталась объяснить дочери, что её проблемы связаны с переходным возрастом и подростковые проблемы всего лишь временное явление. Несмотря на родительские разговоры с Неей, она обратилась в полицию, после окончания учебного года, с жалобой на своих родителей при помощи приятеля вместе с группой транссексуалов.

Нею поместили в приют для несовершеннолетних и она начала гормональную терапию, в том числе и приём тестостерона. В это же время, опека решила Ниину и Кари родительских прав, даже невыслушав их мнения в суде.

«Ужасно, когда с тобой так поступает собственная дочь. Но хуже всего то, что ее поддержали власти. Мы-то наивно полагали, что врачи и чиновники в этом разбираются. Как мы ошибались!» — сетует папа Кари.

В родном городе Наиины и Кари, тоже существует практика трансперехода детей и подростков, но при этом власти и суд впервую очередь слушают мнение родителей несовершеннолетних, а для того чтобы стать трансгендером требуется мнение как минимум двух врачей.

Родители не стали оспаривать решение опеки, так как их дочь скоро достигнет совершеннолетия. Однако, сейчас Нея, на имя данное родителями не отзывается и с ними виделась лишь случайно. При одной такой случайной встрече Нея услышала, что двери родительского дома для неё открыты всегда и она может вернуться когда пожелает.

В данное время Европа переживает пик трасгендиризации и перед чиновниками Евросоюза встают интересные вопросы, ответы на которых у них нет.

Например нужна ли отдельная тюрьма специально для трансгендеров, куда посадить мужчину считающего себя женщиной, в женскую тюремную камеру или наоборот. И как быть с общественными туалетами, где трансгендеры зачастую пугают своим видом маленьких детей.

Екатерина Агеева, для «Русской Весны»

Добавлено: 20-09-2021, 22:38
0
274

0

Похожие публикации


Наверх