Антикиевская конституанта Европейской галицкой ассамблеи

В Верховной Раде уже образовано десять межфракционных объединений. Как ни странно, но среди них нет объединений, депутаты которых взялись бы за защиту интересов Галиции.

Вполне возможно, что ждут толчка при рассмотрении законопроектов в области децентрализации Украины либо кампании по местным выборам октября 2015 года. Ведь Галиция к этому начала готовиться загодя, в постмайданный период оформились два течения: «автономисты» и «украинизаторы».

В сентябре 2014 года во Львове была создана организация «Европейская галицкая ассамблея» (ЕГА) - объединение общественных активистов из трех галицких областей, которые поставили цель «превратить Галичину в образцовый регион страны». И таким образом показать «пример евроинтеграционных надежд украинского народа». Общественное объединение Львовщины, Тернопольщины и Ивано-Франковщины «стоит на позициях неделимости украинского государства», заявлял его председатель Владимир Павлив. И первым крупным вкладом ассамблеи в реализацию этих намерений стало издание «труда довоенных польских и немецких ученых» по истории королевства Галиции.

Годом ранее во Львове была создана Украинская галицкая партия (УГП), зарегистрированная Минюстом Украины 18 августа 2014 года. Она по замыслу ее создателей призвана «реализовывать наш образ Украины как государства, украинского по сути». Общественной структурой УГП является «Украинская галицкая ассамблея» - общественная организация, созданная во Львове в январе 2014 года. Первым делом УГА пообещала $100 тыс. вознаграждения за помощь в осуждении убийц галичан Юрия Вербицкого и Романа Сеника, участников евромайдана. Позже эти средства были обещаны на помощь галичанским семьям "Небесной сотни".

Одни эксперты полагают, что, пока у Киева проблемы на Донбассе и в киевском правительстве, ЕГА решила присоединить три области к Европе, другие рассматривают новые веяния в Галиции как попытки сформировать альтернативу окончательной бандеризации Украины и возвращения в ее политикум либералов западного толка. Ведь конференцию новой проевропейской огранизации посетил лидер новой парламентской партии «Самопомощь» Андрей Садовой. Разумеется, не обошлось без обвинений в сепаратизме, «руки Москвы», заинтересованной в федерализации Украины. И усилий главы Совета ЕГА, экс-министра культуры Украины Миколы Яковины убедить публику в «модерновой галицийской идентичности».

Вместе с тем даже слепому видно, что майданный «Пьемонт сдох», навязывание галичанских стратегий всей постсоветской Украине окончилось ее крахом. Понятно, что лихорадочное строительство «новых ассамблей» - это разочарование в итогах 25-летнего «развития» Украины и поиска «другого пути». Но, к сожалению, и эти новые рецепты галичан небезупречны, а в иных случаях - неприемлемы.

Украину рвут на части

Одни предлагают, по сути, окончательную галицизацию Украины через создание «истинно украинского» государства в Киеве, будто бы из-за отсутствия которого на галичан и свалились все нынешние беды, другие осуждают попытку самостоятельно, в рамках региона, уйти на Запад, раз на это оказалась неспособна нынешняя киевская власть.

В постмайданной Галиции, как видим, политически оформились два течения: «автономисты» и «украинизаторы».

Таким образом, «"Галицкая ассамблея" как фактор консолидации национального движения и форма регионального сотрудничества» (так обозначил ее значение исследователь Ярослав Секо) к 2015 году приобрела двоякую конституанту (1). Конституанты (фр. assemblee constituante) указывают на учредительное отношение к власти. Как утверждают инициаторы таких «ассамблей», это право народа на восстание против неугодного правительства. В Галиции общим становится недовольство официальным Киевом. И со стороны «автономистов», и со стороны «украинизаторов».

Идея автономности галичан имеет крепкие исторические корни, она пришла в новейшую историю от русофилов XIX века. Хотя галицийско-украинские идеологи обычно опираются лишь на Акт Злуки от 22 января 1919 года, где будто бы для западных областей предполагалась автономия в составе Украинской народной республики (ЗО УНР). Или на легенду о возможности федеративного государственного строя Украины «по образцу ФРГ» Вячеслава Чорновила, после его победы на выборах 1990 г. во Львовской области. Тогда руководители Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей создали «Галицкую ассамблею», которая действовала «в интересах укрепления в регионе демократии», но, как известно, «вскоре Чорновил отошел от этой идеи, опасаясь локальных сепаратизмов - крымского или донецкого» (2).

чистый украинец

По большому счету сами галицийские практики ничего исторического никогда не создавали не только для других, но даже и для себя. За них это делало либо польское, либо австрийское правительство. А иногда турецкое или румынское. Зато в эмигрантских книжках лихо описывали «успехи» галицийско-украинского военного строительства в мировых битвах.

К примеру, статья Владимира Павлива звучит достаточно точно. Это не автономия в Галиции и не автономия Галиции.

«Автономия для Галичины» известного украинского журналиста Владимира Павлива в приметном польском издании Polityka 1997 года была знаковой. Хотя, как отмечает автор, «о выходе из состава Украины почти никто серьезно не говорит», но вследствие «ярко выраженного западноукраинского сепаратизма… сторонников галицкой автономии - немало, а тема становится все более популярной среди разных слоев общественности Западной Украины: во Львове, Ивано-Франковске, Черновцах, Тернополе, Дрогобыче. Эту идею разделяют и представители западноукраинской диаспоры в Киеве».

«Это партикуляризм или скрытые симптомы украинского федерализма?» - вопрошала в отношении «автономистов» в 2002 году упомянутая выше газета украинских западных либералов «Зеркало недели». Во-первых, подобное нагнетание ситуации на государственном уровне «начинает разваливать государство». Во-вторых, более смелые комментаторы толкуют эту борьбу как конфликт между «срезами общества» во Львове. В-третьих, отношение художника Владимира Костырко (Львов) или политолога Олега Хавича (Черновцы) к программному манифесту писателя Юрия Андруховича «Моя остання територія» (Ивано-Франковск) вполне обозначается как «большая разница» между Галичиной и Галицией (2).

Но еще в 1915 году была написана галицко-русским панславистом: «Галичина это только восточная область Галиции, испорченная Владимирия с великим княжеством Краковским и княжеством Освенцинским и Заторским. Галиция в географическом смысле - это австрийское месиво из древней Червонной Руси и краковской Малой Польши».

И теперь «среди коронных земель бывшей Австро-Венгрии» родилась то ли страсть к обособлению (от лат. particula) от Украины, то ли к ее федерализации. Но и то и другое имеет расширительные претензии галицких ассамблей на все бывшие галицкие земли: не только русин, бойков, лемков, но даже волынян. В одном случае галицизация хочет идти путем «украинизации», в другом - «автономизации», но оба пути - однозначно антикиевские.

Может, и прав был Тарас Гливинский, считавший, что галицкую партию формируют под местные выборы: «Их фишкой будет обещание членства в ЕС, а если экономика рухнет из-за войны на востоке, то заговорят об отделении».

Голос Севастополя

*

Источник: считавший, что галицкую партию формируют под местные выборы: «Их фишкой будет обещание членства в ЕС, а если экономика рухнет из-за войны на востоке, то заговорят об отделении».

Добавлено: 16-01-2015, 13:25
0
356

0

Наверх Яндекс.Метрика