Правозащитники назвали претензии СКР после визита к Дадаеву «абсурдом»

Зампредседателя Общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачева собирается прийти на допрос в Следственный комитет вместе со своим адвокатом и членом СПЧ Андреем Бабушкиным, с которым они посетили СИЗО «Лефортово» накануне. Об этом она рассказала в эфире LifeNews. Вместе с тем правозащитница назвала необоснованными претензии представителей ведомства о том, что члены Общественной наблюдательной комиссии своими визитами к задержанным мешают работе следователей. По словам Меркачевой, выясняя обстоятельства давления на арестованных по делу Немцова, общественники просто «выполняли свою работу».

- На допрос мы обязательно придем, только суть претензий нам неясна, - объясняет Меркачева. - Узнавать и проверять факты пыток или применения насилия в стенах исправительных учреждений или СИЗО - это наша работа. Ничего сверх этого, а также материалы дела нас не интересуют. Представителям СКР все-таки следует заняться своими прямыми обязанностями, а не выступать с абсурдными заявлениями, мешая осуществлять общественный контроль.

Кроме того, по словам Меркачевой, представители СПЧ и ОНК намерены продолжать проверку информации о давлении на арестованных. Она подчеркнула, что правозащитники будут задействовать «любые механизмы», чтобы пресекать противоправные действия в исправительных учреждениях, тем более, что тревожные сведения о физическом состоянии фигурантов громкого дела об убийстве известного политика продолжают поступать на «горячую линию» ОНФ.

- К нам уже поступила информация, что в другом СИЗО также находится сильно избитый человек, который проходит по делу об убийстве Немцова. Эти факты будут тщательно проверяться, - рассказала она.

Правозащитники отдельно отметили, что сотрудники изолятора «Лефортово» не чинили препятствий для доступа общественных наблюдателей на территорию СИЗО для беседы с его арестантами. Тем не менее Меркачева подчеркнула, что полную картину произошедшего с братьями Губашевыми и Дадаевым после их задержания выяснить не удалось - правоохранители очертили слишком узкий круг вопросов, которые можно было задавать подозреваемым.

- Мы расспрашивали задержанных, кто именно применял недозволенные меры к ним. И вот в этот момент сотрудники СИЗО запрещали нам задавать такие вопросы, подчеркивая, что мы имеем право выяснять только условия содержания в их учреждении. Андрей Бабушкин долго спорил с ними по этому поводу, иначе смысл общественного контроля теряется, - рассказала Меркачева. - Непосредственно о деле мы не задавали ни единого вопроса, а фамилия Немцова и вовсе не произносилась на протяжении нашей беседы с арестованными.

Между тем на пытки со стороны правоохранителей пожаловались не только братья Губашевы. Другой фигурант дела - Заур Дадаев уверяет, что в течение двух дней с момента задержания его мучили голодом и жаждой.

- Заур Дадаев рассказал, что в момент задержания на него надели мешок, обмотанный скотчем, и не снимали в течение двух суток. Через него задержанный не мог нормально дышать. За это время его также не кормили, и лишь несколько раз давали по глотку воды, и не водили в туалет, - рассказала правозащитница. - Он называл такие подробности и детали, от которых мы до сих пор в шоке.

Ранее в СКР заявили, что члены Общественной наблюдательной комиссии Ева Меркачева и Андрей Бабушкин, посетившие арестованного по уголовному делу об убийстве Бориса Немцова Заура Дадаева, нарушили не только установленные правила, но и закон. В ведомстве отметили, что члены СПЧ выясняли условия содержания Дадаева, а также материалы уголовного дела, не являясь участниками расследования.

Правозащитники накануне действительно навестили арестованных Заура Дадаева, братьев Анзора и Шадита Губашевых в столичном следственном изоляторе «Лефортово». По их словам, на условия содержания они не жаловались, однако рассказали о применении насилия со стороны правоохранителей в момент задержания. При этом Шадид Губашев в беседе с делегатом от СПЧ утверждал, что его брата пытали.

После визита членов СПЧ в прессе появились сообщения о том, что Заур Дадаев отказался от ранее данных показаний и опроверг свою причастность к смерти политика. В Следственном комитете отметили, что подобные действия могут быть расценены как вмешательство в расследование.

Напомним, 8 марта 2015 года Басманный суд арестовал Заура Дадаева, Шадида и Анзора Губашевых, Рамзата Бахаева и Тамерлана Эскерханова, которым уже предъявлены обвинения по статьям «Убийство» и «Незаконный оборот оружия» в рамках дела об убийстве Бориса Немцова.

О своей невиновности заявили все обвиняемые, кроме Дадаева. Эскерханов сообщил, что у него есть алиби и его знакомые могут подтвердить, что он находился с ними в день убийства. К слову, информацию об алиби удалось подтвердить благодаря записи с камер видеонаблюдения.

Источник: lifenews.ru

Добавлено: 11-03-2015, 15:57
0
130

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика