Раввин Гольдшмидт о выборах, антисемитизме и очередях в посольство

Москва, 31 марта. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху начал формировать новый состав правительства. Его партия «Ликуд» победила на парламентских выборах, заручившись поддержкой умеренно-правых избирателей. Успех Нетаньяху говорит о том, что в ближайшие годы Израиль сохранит прежний политический курс, в котором преобладают правоцентристские настроения.

Учитывая нестабильную ситуацию на Ближнем Востоке и обострение отношений между Израилем и Палестиной, можно понять волеизъявление народа, который предпочел проверенных консерваторов их левым оппонентам. Тем не менее, глядя со стороны, сложно предсказать, что ожидает ближневосточный регион в ближайшее время. Чтобы обсудить будущее Израиля, корреспонденты «МИР 24» встретились с председателем Совета раввинов Европы Пинхасом Гольдшмидтом. Рав Гольдшмидт любезно согласился не только ответить на наши вопросы, посвященные ситуации в Израиле, но и рассказал нам о своих взглядах на обстановку в России и европейских странах.

О ВЫБОРАХ В КНЕССЕТ

- В Израиле прошли парламентские выборы, победу на которых, вопреки прогнозам, одержала правящая партия. В каком ключе, по вашему мнению, правые во главе с премьером Биньямином Нетаньяху будут развивать отношения с западными партнерами?

- Хотя Нетаньяху победил, победа обойдется ему очень дорого, поскольку это случилось на фоне ухудшения отношений с Белым домом. Он - первый премьер-министр Израиля с момента создания государства, который пошел на лишний конфликт с президентом США, и мы услышим ответ Белого дома. Насколько я вижу, вопрос отношений с Израилем стал предметом разногласий между Республиканской и Демократической партиями. Ситуация отношений между Израилем и Европой тоже находится в не самом лучшем состоянии. Европа очень сильно критикует Израиль за нарушение прав палестинцев и так далее. Европейцы смотрят на израильтян как на своих. Они ждут от Израиля конца оккупации, забывая, что Ближний Восток чуть-чуть отличается от Парижа или Лондона.

- Оппоненты Нетаньяху упрекают его за то, что, на их взгляд, премьер слишком много внимания уделяет госбезопасности и отодвигает социальные вопросы на второй план. Стоит ли ждать, что отношение властей к внутренней политике и урегулированию палестинского конфликта изменится?

- После Шестидневной войны между Израилем и арабскими странами встал вопрос, отдавать ли территории Самарии и сектора Газа, чтобы получить мирные договоренности, или удерживать эти территории по историческим соображениям. И это с давних пор вопрос, который вызывает споры между правыми и левыми. Но в последнее время обсуждаются совершенно другие темы. Весь Ближний Восток взрывается: в Сирии идет гражданская война, в Иордании несколько миллионов сирийских беженцев, в Египте произошла вторая революция, в Саудовской Аравии тоже неспокойно. Поэтому даже левые израильтяне, которым важно, что думает внешний мир (Европа), говорят, что готовы отдать территории палестинцам, но не с кем сесть за стол переговоров. Смотрите, что ХАМАС делает в Газе. Израиль отказался от Газы несколько лет назад. Это сделал великий израильский лидер Ариэль Шарон, который никакого отношения к левым партиям не имел. Но он решил отдать Газу обратно. И из Газы сделали «Хамастан», который сегодня опасен не только для Израиля. Поэтому даже левый избиратель, более светский и космополитичный, говорит: «Нам хочется решить палестинскую проблему, но не с кем говорить». Поэтому вся пропаганда левых сил строилась не на переговорах с арабами, а на социальных проблемах. Нетаньяху сказал, что главная проблема – это Иран и безопасность, но это вовсе не значит, что нужно отказываться от социальной сферы и, к примеру, проблемы доступного жилья. В итоге в израильском парламенте стало меньше правых. У «Наш дом Израиль» и других правых партий стало на 20-30 процентов меньше влияния, но «Ликуд», которая является правоцентристской партией, стала более сильной. Союзником Нетаньяху остается и бывший член «Ликуда» Моше Кахлон, основатель партии «Кулану». Он станет министром финансов Израиля. Почему он так популярен? Он сломал картель, имевший монополию на мобильную связь в Израиле. Из-за этого стоимость телефонных переговоров стала на 80% меньше, чем ранее. Теперь он собирается сломать и другие монополии. И конечно, те семь-восемь семей, которые контролируют рынок в Израиле, этого очень боятся.

О НАЦИОНАЛИСТАХ И АНТИСЕМИТИЗМЕ

- В Санкт-Петербурге прошел форум европейских партий, представители которых зачастую прибегают к антисемитской риторике. Как к этому относится еврейская община?

- В России есть политические силы, которые скорее захотят праздновать пакт Молотова-Риббентроппа, чем День Победы.

- Многие из них имеют представительство в Европарламенте. Означает ли это новый рост антисемитских настроений в Европе?

- В Европе есть ультраправые партии, которые имеют достаточно большие антисемитские корни. Самая большая из них – это партия Марин Ле Пен «Национальный фронт». Эту партию основал ее отец Жан-Мари Ле Пен, жуткий антисемит. Эта партия набрала огромный процент голосов. Это результат, в первую очередь, экономических проблем во Франции, во вторую – реакции на мигрантов с Ближнего Востока. Марин Ле Пен пыталась взять партию, которая была вне консенсуса, и сделать из нее более приличную - то, что по-немецки называется salonf?hig, «кого не стыдно пригласить в салон». Она ни слова не говорила об антисемитизме, она намного осторожнее, чем ее отец. Но, как я слышал, сейчас уже начинает политическую деятельность третье поколение Ле Пен. Это племянница Марин, которая хочет возвращаться к идеям ее отца. Я думаю, что сейчас главный лозунг партии Ле Пен – против арабской миграции. Там тоже есть несколько антисемитские акценты, но их первостепенная задача – выйти из Евросоюза. Есть и другие партии. В Голландии есть партия Герта Вилдерса, но в Германии, например, нет подобных сил, у которых были бы мандаты в парламенте.

Интересен факт, что в Консервативном форуме в Санкт-Петербурге, большинство из установленных ультраправых партий, таких как французский «Национальный фронт», участия не принимали.

В Англии, как и во Франции, есть много граждан, выступающих против Европы. И если Марин Ле Пен станет президентом Франции, первое, что она сделает - выйдет из Евросоюза. Проблема в том, что Евросоюз – очень сложная конструкция. Его придумали после Второй Мировой, чтобы застраховать Европу и не допустить повторения войны. Сначала думали, что будут создавать исключительно экономический союз. Но, к примеру, после теракта в редакции Charlie Hebdo все поняли, что нельзя иметь экономический союз без единой системы безопасности. Должна быть совместная внешняя политика и совместная политика безопасности. Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер уже открытым текстом говорит о создании единой армии.

- В России это воспринимают как недружественный шаг, напрямую связанный с украинским кризисом. Так ли это, или предложение Юнкера имеет другие причины?

- Ситуация на Украине была триггером для этого заявления, но при этом я думаю, что не в ней основная причина. Но если что-то случилось во Франции, Бельгии или, как сейчас, в Копенгагене, необходимы общие действия всех стран. В Европе человек, имеющий шенгенскую визу, свободно перемещается из Франции в Бельгию, из Бельгии в Данию и так далее. Европа не имеет никаких границ. Значит, надо иметь общую концепцию безопасности.

- К слову о безопасности. Какие меры приняла община после последних трагических событий в Европе?

Естественно, после того, что случилось, мы намного больше уделяем внимания безопасности наших объектов – школ и синагог. И мы благодарим за содействие правоохранительные органы. Сейчас в Европе гуляют две-три тысячи молодых людей, которые готовы воевать или уже воевали в рядах ИГИЛ. Мы имеем достаточно информации о том, что и в России есть молодежь, которая об этом думает и говорит. Россия является частью большого мира, и сегодня через интернет можно влиять на любого человека. Поэтому, не дай Бог, конечно, но никто не может сказать, что завтра у нас ничего не случится.

- Многие российские политики, выступающие против нынешней киевской власти, обвиняют ее в потакании ультраправым. Изменилось ли за прошедший год украинское общество в лучшую или худшую сторону?

Справка «МИР 24». Внеочередные выборы президента Украины прошли 25 мая 2014 года. Предприниматель Вадим Рабинович получил 2,25 % голосов. За радикальных националистов Дмитрия Яроша и Олега Тягнибока проголосовали 0,7% и 1,16% соответственно.

- Что касается Украины, есть история с Майданом, в котором участвовали ультраправые силы, и там было несколько жутких антисемитских актов против киевской синагоги. Еще год назад конференция европейских раввинов приняла заявление по этому поводу. Но надо сказать, что на последних выборах ультраправые не получили даже одного процента голосов.

«Официальный» еврей (в отличие от многих политиков, пытающихся скрыть свое еврейство) Вадим Рабинович на президентских выборах набрал больше голосов, чем все антисемитские кандидаты, вместе взятые. Конечно, ситуация на Украине непростая, есть антисемитские движения, но надеемся, что эту угрозу будут воспринимать серьезно и будут с ней бороться.

- На постсоветском пространстве по-прежнему сильны антисемитские настроения. Порой самый простой способ дискредитировать политического оппонента – указать на его корни. Может ли измениться такое положение вещей, кажущееся пережитком далекого прошлого?

- Многие думают, что легче жить, если не афишировать свое еврейство. Естественно, проще всего это сделать, приняв религию большинства. Надо сказать, что результат такого действия сомнителен, поскольку и для антисемитов, и для нашей общины этот человек все равно останется евреем. Скрыть что-либо сегодня невозможно, и думаю, что это не работает.

В каждом обществе есть часть политиков, которые используют легкий антисемитизм. И вопрос в том, как на это реагируют общество, правительство, президент, парламент, церковь, деятели науки и так далее. В России есть своя особенность – граждане менее организованы, чем на Западе, и поэтому здесь намного важнее, какую позицию занимает государство. Несколько недель назад, 27 января, был международный День Холокоста. Президент России Владимир Путин не был приглашен в Освенцим, но решил в этот день посетить Еврейский музей и центр толерантности. Я думаю, для российского общества это имеет огромное значение.

О РОССИЙСКОМ ЕВРЕЙСТВЕ

- Некоторые молодые люди жалуются на то, что в России иудаизм имеет преимущественно ортодоксальный характер, и им бы хотелось, чтобы открывалось больше реформистских организаций. Какова позиция общины по этому вопросу?

- Реформизм – это западное движение, распространенное в Германии и особенно в США. В России его никогда не было. В России всегда были ортодоксальные евреи, было движение «Хаскала» и был сионизм – национально-политическое движение, отстаивающее идеи еврейской государственности. Реформизм как более светское религиозное движение здесь отсутствует. Главная причина этого в том, что реформизм пытается взять главные элементы иудаизма и адаптировать их к местной ментальности и религии большинства. К примеру, в Америке и Германии иудаизм становится больше похож на протестантизм, и там это движение нашло огромное количество сторонников. В России религией большинства является православие. Поэтому здесь это не работает. В начале 90-х годов американский фонд «Джойнт» предпринимал попытки построить реформизм в России, но это не нашло поддержки. Сегодня реформизм поддерживает, например, равные роли мужчин и женщин в синагоге, однополые браки. Это не вызывает интереса у российских и украинских евреев. Даже ассимилированный еврей, как правило, приходя в синагогу, говорит, что хочет молиться так, как молился его дедушка.

Но да, есть место и для светских организаций. Большинство евреев нерелигиозны. Молодежь, как правило, ведет светский образ жизни и должна иметь возможность ему следовать. Молодым людям, с которыми я говорил, более приятно и интересно участвовать в светских еврейских движениях, которые, к сожалению, пока не очень развиты. Так, при нашей синагоге действует молодежное сионистское движение «Шахар». Его участники могут вести себя так, как захотят – устраивать свои праздники, а мы просто предоставляем им помещение.

- Сейчас много говорят о новой волне эмиграции из России в Израиль. Очередь в израильское посольство занята на полгода. Связано ли это с экономическим кризисом, и что бы вы посоветовали российским евреям, думающим об эмиграции?

- В прошлый шаббат в нашей синагоге я услышал такую шутку. Почему Моисею потребовалось сорок лет, чтобы привести евреев в землю обетованную? Потому что были большие очереди в посольство Израиля.

Да, увеличивается число евреев, которые хотят получить израильское гражданство. Вопрос – почему? Я не думаю, что все связано только с ухудшением экономической перспективы в России. Я слышал от прихожан, что у них есть реальные опасения о том, что уже завтра им не дадут возможность уехать, и поэтому надо успеть получить второе гражданство. Многие люди пока не хотят уехать, но просто хотят получить страховку.

Беседовал Эдуард Лукоянов

Источник: mir24.tv

Добавлено: 31-03-2015, 12:38
0
174

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика