«Второй фронт». Ботинки и тушенка от союзников

Москва, 10 мая. Отношения между Москвой и западными странами во времена Второй мировой войны были непростыми. Но перед лицом общей угрозы обиды забывались. В борьбе против фашизма союзники помогали друг другу, как могли. США, например, в годы войны реализовали масштабную программу помощи - ленд-лиз.

Поставки в СССР были одними из самых крупных. Например, флот получил в общей сложности 520 кораблей. Бронетанковой техники Вашингтон поставил около 20 тысяч единиц. Количество транспортных средств в несколько раз превысило количество боевой техники. От союзников шли грузовики - 376 тысяч, тракторы - 8 тысяч, внедорожники - 36 тысяч и легковые автомобили - 51 тысяча. Существенными были и поставки сырья: нефтепродуктов - 2,1 млн тонн, стали - 2 680 000 млн тонн, меди – 240 000 тонн, алюминия - 170 000 тонн и олова – 29 400 тонн. Из-за океана также приходило продовольствие. Сахар, крупы и, конечно, тушенка - несколько миллионов банок.

Указ о распространении программы ленд-лиза на Советский Союз президент США Рузвельт подписал 7 ноября 1941 года. Поставки закончились в мае 1945-го, через несколько дней после штурма Рейхстага. Для советского человека ленд-лиз стал первым серьезным опытом знакомства с западным товаром. Корреспондент «МИР 24» Максим Красоткин знает, как это было.

В обычном московском дворе американской иномаркой сейчас никого не удивишь. Но мимо этого запыленного «Виллиса» мало кто проходит, не сбавляя шага. А в сороковых он и вовсе был чудом заморским.

«Сама машина покрашена, вот рядом автомобили - они все блестящие. А здесь специально подобрали цвет матовый, который тоже не бликовал», - показывает коллекционер Николай Бородин.

«Виллис» - автомобиль для настоящих военных пижонов, ведь он выжимал больше ста километров в час. На такое только сталинский лимузин был способен. На резвом внедорожнике солдаты частенько гоняли в самоволку, ведь заводился автомобиль простым выключателем. Уже позже его заменили на привычный ключ, а в бою машина спасала не раз.

«Если вдруг машина с воинами попадала в засаду, то на счет три никого уже здесь не было. Она была удобна в том смысле, что открытая, и из нее легко вываливались», - рассказывает Николай Бородин.

Из грузовиков для фронта из-за океана пригоняли «Студебеккеры» с рессорами и отапливаемой кабиной. После полуторки управлять такими просто отдых. Еще были грузовики «Шевроле» и многофункциональные «Доджи». Уже после войны вся эта техника поднимала целину.

«Виллис» или «Додж» был мечтой любого председателя колхоза. Я помню, как мой дед мог получить по разнарядке новый «Бьюик», но потом в силу технических моментов от него пришлось отказаться: под него не производились запчасти в Советском Союзе», - рассказал историк Николай Копылов.

В комплекте к фургонам шли даже кожаные плащи для водителей. Но, как правило, до солдат они не доходили. Вещи полюбились командованию, вплоть до генералов. Говорят, военное руководство союзников однажды очень удивилось, почему их на аэродроме встречает так много шоферов. Не признали из-за плащей красных командиров.

Непривычны для советского солдата были также американские сухпайки с салфетками, как в ресторане, и аптечки, искушающие на неуставные отношения.

«Естественно, народ был удивлен, откуда в комплектах берутся такие вещи, которые нам известны как изделие номер два», - отмечает Николай Копылов.

Специально для СССР за океаном придумали даже концентрат борща, поговаривают - это изобретение эмигрантов. И конечно же тушенка с латинской «Y» на этикетке вместо русской «У».

«Наши солдаты с иронией американскую тушенку называли «вторым фронтом», смысл был очевиден: они нам тушенку, а мы давай воюй. Но, тем не менее, тушенку эту потребляли с большим удовольствием», - рассказывает историк Сергей Монин.

Ленд-лизовский товар поступал к нам тремя путями: самый опасный - из США и Британии по Арктике до Мурманска и Архангельска. Там сновали немецкие подводные лодки и авиация. Второй - трансиранский. Огибая Африку, корабли попадали в Персидский залив. Далее по суше до Каспия, а оттуда на советский Кавказ. И третий маршрут - с Аляски на Дальний Восток. Так в Союз попадали американские бомбардировщики Б-25 или «Митчелы».

«Наши летчики хорошо отзывались об этом бомбардировщике: достойное вооружение, надежность и комфортабельный самолет - американцы любят комфорт: отапливаемая кабина, есть туалет», - говорит научный сотрудник Центрального музея ВВС Александр Шмаков.

Как раз такие самолеты из США перегонял Григорий Чернышев - последний из летчиков того отряда.

«Англичане несколько напыщенны, а американцы были ребята… И женщины со мной обращались как с мужем», - вспоминает ветеран Великой Отечественной войны Григорий Чернышев.

Это ветеран вспоминает Кубинку. Так он звал девушку-инструктора, которая обучала его незнакомым машинам, заодно была и переводчиком. Выучить английский самим летчикам не хватило бы времени. О задании они узнавали меньше, чем за неделю. Зато это время отводилось этикету и танцам. Не должны были сталинские соколы ударить лицом в грязь.

«Женщина, допустим, пригласила тебя на танец. Ты должен уметь ее правильно взять, не лапать рукой, а обратной стороной ладошки за талию поддерживать, если она в дорогом костюме», - отмечает Григорий Чернышев.

Но балов на авиабазе было не так много. Обычно с утра принимали технику, днем взлет-посадка с инструктором, а на следующий день вылет домой. Причем, летали ночью, чтобы японским перехватчикам не попасться. Немало самолетов так и осталось на Камчатских сопках. Сказывалась низкая подготовка военных летчиков, ведь тех готовили на скорую руку. Поэтому к перегонам привлекали работников «Аэрофлота». Все равно во время войны не до гражданских рейсов.

«Американцы не признавали наших военных летчиков. Они доверяли только гражданским пилотам, потому что у них большой стаж. Хоть он и не знаком с американской техникой, но у него большой налет. Поэтому все наши командиры были только гражданские летчики», - отмечает Григорий Чернышев.

Тем же маршрутом через Дальний Восток в СССР перегоняли и истребители «Аэрокобра». На одном из таких летал всю войну советский ас Александр Покрышкин.

«Аэрокобра» для того времени имела необычную компоновку: двигатель у этого самолета располагался сзади кабины, что служило дополнительной защитой для летчика. А передняя стойка шасси, которой не было на советской технике, помогала избежать капотирования - это когда самолет при посадке клюет носом, что часто случалось на грунтовых аэродромах. Единственной бедой была дверца как у автомобиля - при покидании самолета таким образом летчик мог просто удариться о хвостовое оперение.

К тому же такой истребитель, при всех его достоинствах, не был рассчитан на выкрутасы советских летчиков.

«При расходовании топлива и боезапаса нарушалась центровка самолета и он сваливался в штопор. Из штопора мы научились выходить еще 1914-м году, а вывести «Аэрокобру» из штопора было не просто - у нее деформировался хвост. Именно от перегрузок», - поясняет Александр Шмаков.

Зато неприкосновенный запас в иностранных самолетах был царский, вспоминает Григорий Чернышев. Редко такое в ресторанах было.

«Буханка хлеба была спрессованная, как спичечная коробка. Были там и коньяк, и спирт», - вспоминает Григорий Чернышев.

Рацион у танкистов был поскромнее. Например, шоколада не давали. Зато там вместе с танками шло личное вооружение: пистолеты-пулеметы Томпсона. Но наш ППШ был привычнее, конечно. А сама техника до этого, кроме как в бывших британских колониях, и не воевала. Английский танк «Матильда» доставил немало хлопот советским танкистам. Все дело в защитных кожухах. Порой под них набивалось столько грязи, что приходилось останавливаться и прочищать ходовую часть. Не для нашего климата он был сделан. Американский «Шерман» таких недостатков не имел и попасть служить на иномарку считалось большой удачей. По сравнению с тридцатьчетверкой он не так сильно грохотал и его меньше трясло на ухабах. И частенько советских танкистов от союзников в орудии ждал подарок в виде бутылки виски - калибр был подходящий. Поэтому стволы у новых танков прочищали с особой аккуратностью.

Но сам ленд-лиз подарком не был. По окончанию войны оставшуюся технику должны были вернуть союзникам или купить. «Железный занавес» только опускался, а советский человек нет-нет, да и выезжал в соседнее село на стареньком «Виллисе».

Источник: mir24.tv

Добавлено: 10-05-2015, 22:07
0
257

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика