«Они сражались за Родину»: 40 лет спустя

Волгоград, 17 мая. Ровно 40 лет назад в прокат вышел один из лучших фильмов о Великой Отечественной войне – «Они сражались за Родину». Только в кинотеатрах Советского Союза эту картину посмотрели 40 миллионов зрителей. Успех можно объяснить отсутствием пропагандистких штампов. Шедевр Сергея Бондарчука – об одном из самых сложных периодов войны. Показан не только героизм советских солдат, но и их сомнения и страхи. Причем снимали фильм там же, где проходили сами реальные сражения. Корреспондент «МИР 24» Роман Никифоров отправился Волгоградскую область, на берег Дона – чтобы узнать, как снимали легендарную картину.

Батальная сцена из фильма «Они сражались за Родину»: немецкая авиация бомбит хутор. Никаких компьютерных спецэффектов и комбинированной съемки. Самолеты настоящие, взрывы настоящие, и дома тоже. Раньше здесь был хутор Мелологовский.

«И не похоже, что здесь был хутор. И куда делся – неизвестно. Пропал за ночь и все», – рассказывает житель хутора Логовский Александр Дерюшкин.

Семья Дерюшкиных переехала из Мелологовского незадолго до съемок. Говорят, до войны здесь было домов семьдесят, однако затем народ стал разъезжаться – ни работы, ни школы. Вот власти и решили не мелочиться: расселили оставшихся по соседним станицам, а Мелологовский отдали на откуп киношникам. Так на улицах вновь оказалась немецкая техника.
Первый раз это случилось летом 1942 года. Тогда Александр Дерюшкин был еще ребенком.

«Они мне в ногу с пистолета ранили. Стоял рядом, они штаб сделали, окна открыли. Мед лежит какой-то. И мы мед вдвоем стянули, и к Дону. А ихний офицер увидал, что он в нас стрельнул. Это солдат немецкий и подошел ему, как по роже врезал», – вспоминает Дерюшкин.

Батальные сцены снимались на холмах, которые, конечно, за 40 лет все поросли травой. Но вокруг видны воронки от взрывов и не только киношных. Ведь во время войны по этой земле также вели огонь из миномётов и артиллерийских орудий. Реальная же линия обороны располагалась всего в километре от места съемок. Надо сказать, что земля здесь довольно твёрдая. Никакой глины – мел да камни. Копать очень трудно и очень долго. И до сих пор повсюду следы войны: кассетные снаряды, заряд мортиры, гильзы крупнокалиберного пулемета, тубус немецкого противогаза.

Съемочная группа жила в местном районном центре. Вот и в 42-м здесь располагался штаб. Станица Клетская тогда постоянно появлялась в сводках Совинформбюро. Это было стратегическое направление: фашисты шли на Сталинград. Советские войска цеплялись за каждый клочок земли, но несли тяжелые потери и отступали.

Именно об этих эпизодах войны и рассказывает фильм. Получился он необычным. Отступающая армия. Никаких генералов и политруков в кадре. Война глазами рядовых бойцов. Героизм без пафоса: «Смерть она не родная тетка. Она всем одинаково страшна. И партийному и беспартийному и прочему человеку.

«Безмолвие. Словно вымерла от зноя степь. Только издалека слышен сухой посвист сусликов, сухой шорох кузнечиков». Ну это же наша степь ну вы ее видели? И мы ее видели», - зачитывает начало сценария заведующая отделом обслуживания Клетской центральной библиотеки им. В. Шукшина Мария Урасова.

Она показывает главный раритет Клетской библиотеки имени Василия Шукшина: оригинальный экземпляр сценария, подаренный району самим Бондарчуком. Презент был сделан уже по окончанию съемок.

А начиналось все с объявления в газете «За урожай»: приезжают снимать кино, нужна массовка.

«Вся вот эта площадь… она переполнена была народом. Встреча была назначена на 8 мая. Невзирая на то, что было очень много дел: надо было сеять, пахать и вообще с землей управляться – но все как в штыки, как в ружье стояли на площади», – рассказывает Урасова.

Участием в той массовке может похвастаться чуть ли не каждая станичная семья. Ветераны тогда еще были молодыми, сниматься в фильме о войне считалось за честь. А тут еще приятный сюрприз встреча со знаменитыми артистами: Бондарчук, Шукшин, Тихонов, Бурков. А звездой номер один на тот момент был Юрий Никулин.

«Он переоделся, вышел, стал искать, где бы тенечек. Пекло же. Лег под автобус. Все мальчишки, сколько их там было они встали вокруг. Воздух там не проходил. Он лежал молча. Они стояли молча. И просто смотрели на Никулина», – вспоминает Цезарина Глазунова, жительница станицы Клетская.

Кроме того, за съемки платили 3 рубля взрослым, полтора детям.

«Я, например, с ребенком 24 рубля заработала», – говорит Елена Ганушкевич, жительница станицы Клетская.

Бондарчук снимал сцену массовой эвакуации. И снова все по-настоящему.

«Вот, горит пшеница… Натуральное горящее поле… Очень страшно. Страшно, знаете, почему стало? Кони испугались дыма, огня вот этого… Сверху там еще чего-то летало. Вертолет гудел. И вот от страха они понесли, кони. У нас дети сидели на телеге. Они посыпались с телеги этой. Все взбунтовалось», – говорит Глазунова.

Взбунтовалась и цензура: негоже показывать паническое бегство населения. В итоге сцену сильно урезали – от всей эвакуации остались лишь размытые силуэты на заднем плане.

«На самом деле, конечно, отступали гражданские, потому что я сама из этих мест, и бабушка рассказывала, как все это происходило. Но вот руководство сказало, что это не по-коммунистически. Ну что сделаешь…», – отмечает Ганушкевич.

Напоминание о картине – на каждом шагу: улица Шукшина, от неё – поворот на улицу Бондарчука. Дом супругов Карцевых стоит как раз на перекрёстке.

«Мы знаем, гордимся этим. Сильная режиссура и сама постановка. У меня выбивает слезу всегда, когда на военную тему. И родители, отец воевал. Тяжеловато. Но правдивый», – заявляют Карцевы.

Тяжело давалась и сама картина. Изнуряющая жара, высокие физические нагрузки. В результате не выдержало сердце у Василия Шукшина – он умер незадолго до окончания съемок. Это произошло в каюте теплохода Дунай.

«Реконструированная каюта номер девять. Который жил и работал Василий Шукшин. Воссозданные диванчики. Печатная машинка. Последние слова, оставленные при жизни Шукшиным. «Сила. Сила уходит. Не думал, что это когда-нибудь произойдет со мной. В башке полно замыслов», – рассказывает экскурсовод Музея донских казаков Наталья Берш.

На Шукшинском утесе захоронены 700 защитников Дона: безымянных, личность установлена лишь у девятерых. Памятник сделан из того, что нашли поисковые отряды. На нём надпись: «Они сражались за родину». Рядом небольшая часовня. Словно иллюстрация к финальной части сценария, где использовано такое странное для советского времени термин «Обожествление».

Источник: mir24.tv

Добавлено: 17-05-2015, 20:03
0
131

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика