Ветеран Байконура рассказал о тайнах легендарного космодрома

Москва, 2 июня. Легендарному космодрому 60 - юбилей Байконура, колыбели мировой космонавтики. Без всякого преувеличения знаменательная дата, важная для всего мирового космического сообщества. В этот праздничный для всей космонавтики день о жизни космодрома и не только рассказал «МИР 24» заслуженный испытатель космической техники, ветеран Байконура Николай Леонидович Семенов.

Вы, можно сказать, запускали Гагарина в Космос, гордость для страны и в первую очередь для близких. Но ведь проект Байконур был засекреченным. Что приходилось говорить семье?

Николай Семенов: А мы вместе с семьей были на Байконуре. Давайте, чтобы зрители знали: когда начинался Байконур, понятия «Байконура» не было. Все должны знать, что официально, на секретных бумагах это было Научно-исследовательский испытательный полигон №5 Министерства обороны. Байконуром он стал называться только после запуска Гагарина. Потому что по правилам Международной федерации аэронавтики, штаб-квартира которой находится в Париже, необходимо указать место старта. А место старта еще было боевое, место гагаринского старта. Поэтому придумали: на 300 км по ходу стрельбы нашли на карте созвучное название Байконур и в карточку так и записали - Байконур. А насчет семьи - мы с супругой были, сын маленький был, он, кстати, уже сам дед - времени уже пришло. Жена сама была участницей всего этого.

Многие аварии на Байконуре были засекречены, причем даже те, во время которых гибли люди. А сами служащие космодрома как к этому относились?

Николай Семенов: Служащие были в курсе, что дело секретно. Но детали они могли и не знать. Кстати, и мы тоже не все знали. Единственное, что я находился в отделе обработки данных - телеметрических, внешнетраекторных - и мы давали данные в отдел анализа. Поэтому у нас все уже было, и было известно все. Но по своей части мы, естественно, не разглашали. Я могу вам сейчас рассказать, как были интересные факты - не аварии, а замечания. Например, при первом пуске ракеты - это произошло 21 августа 1957 года. Перед этим было три пуска аварийных. Нашли, в чем причина. Наконец, 21 августа произошел нормальный пуск. И ракета пошла с головной частью на Камчатку, где было место падения. Отделилась головная часть. И в конце активного участка - в начале пассивного система радиоуправления, которая работала, выдала данные по скорости методом Допплера. Как гаишник измеряет у вас скорость автомобиля. И по этим данным я был обязан по своей специальности вместе со своими солдатами на диоскопах, на пленке определить точные скоростные данные ракеты и ее координаты. Я дал эти данные, пересчитав их, естественно, а пять моих девчонок еще считали на машине. Посчитали меня падения, послали туда группу солдат с офицером - головную часть не нашли. Меня застрясли - неправильно, давай еще раз считать. А я говорю, что я же не могу идти против математики, как меня учили, все так и сделал. И что вы думаете? Через три дня мне сказали на ушко: «Николай, не беспокойся. Головная часть развалилась. Только никому не говори». Вот получилась такая ситуация...

Полную версию интервью с заслуженным испытателем космической техники, ветераном Байконура Николаем Семеновым смотрите в видеоролике в начале этой страницы.

Источник: mir24.tv

Добавлено: 3-06-2015, 01:06
0
199

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика