Кем быть и куда пойти учиться

Москва, 25 июня. Куда пойти учиться? Главный вопрос в конце июня для многих. Но в этом году российские власти впервые признались: они начали масштабную кампанию по сокращению числа вузов.

С начала года лицензии отобрали почти у 150 университетов, институтов и академий. Власти говорят: так они борются за качество образования. Впрочем, бывает и так, что лицензия есть – а вуза уже нет.

«Просто поступили с нами по-свински и все. Выкинули с пятого курса, ничего не объяснив и никаких документов нам не предоставив», – констатирует бывшая студентка ИГТМ Мария.

Их больше не пускают на порог родного вуза. Теперь они студенты не существующего Института гостиничного и туристического менеджмента.

– Здравствуйте, а скажите, пожалуйста... Можно ли нам пройти?
– Так, прекратите съемку... Краснов? Я фамилию такую вообще не знаю.

Ректорат скрылся в неизвестном направлении, бросив своих студентов на произвол судьбы. Зато те же учредители в этом же здании отрыли другой институт – юридический. И от будущих менеджеров по туризму потребовали перевестись туда. По сути – поставив перед фактом. Некоторые сдались.

«Ну там вызывали по одному, то есть без свидетелей, без всего, и люди, испугавшись, что они останутся и без корочки, и без денег, подписали эти заявления», – поясняет бывшая студентка ИГТМ Елена Горчилина.

У пятикурсниц Марии и Елены с прежнего места учебы остались только договоры и чеки об оплате. Сейчас девушки пытаются вернуть деньги за обучение, которого больше нет, передает корреспондент «МИР 24» Дмитрий Забрудский.

– Нам нужна справка, что мы учились пять лет и не закончили, нас вышвырнули.
– Я не декан...
– А декана нам не предоставляют...

И все же Институт гостиничного и туристического менеджмента существует, правда только в интернете и на бумаге. В реестре Рособнадзора у ВУЗа действующая лицензия до 2019 года. А вот на сайте недавно появилось объявление, что абитуриентов в институт больше не набирают. Не отвечает больше и единственный контактный телефон.

После обращения в Рособрнадзор и Мария и Елена дипломы менеджеров получать будут уже в другом ВУЗе. А вот на скрывшихся ректоров девушки намерены подать в суд, чтобы вернуть деньги за обучение и получить моральную компенсацию.

Как ни странно, но подобные случаи помогли министерству образования – утвердить в правительстве программу развития отрасли. В ближайшие четыре года число высших учебных заведений в России будет сокращено на 40%.

«В 2012 году у нас было в пять раз больше вузов, чем в СССР. Это сложилось из-за того, что в 90-е годы возникло огромное количество негосударственных вузов. Часто это просто конторы, торгующие дипломами, а не дающие образование. В первую очередь сокращение коснется таких учебных заведений», – заявил министр образования РФ Дмитрий Ливанов.

Впрочем, качество образования не единственная цель чиновников. В России не хватает рабочих рук. А специалистов с дипломами – в избытке. То, что параллельно с зачисткой вузов по всей стране начались конкурсы на лучшего крановщика, лесоруба или тракториста, – это не совпадение.

До 1993 года в России было 548 государственных вузов с двумя сотнями филиалов. К 2012 году количество вузов удвоилось. Их стало более 1000: 600 государственных и более 400 частных. А число филиалов выросло больше, чем в 10 раз.

С 2013 года количество высших учебных заведений стало сокращаться. Рособрнадзор начал отзывать лицензии. В 2013 году закрыли 69 вузов. В 2014 – 185. В этом году уже 147. И это только начало.

Число студентов вузов, начиная с 90-х, в России выросло с 2,5 до 7 миллионов. Для сравнения: среднее профессиональное образование получают 5 миллионов человек. Их учат 5000 колледжей и техникумов. Но страна продолжает испытывать дефицит рабочих рук.

Это уже отражается на оплате труда. Средняя зарплата строителя в Москве 55 тысяч рублей, водителя 50 тысяч, сварщика 44 тысячи, офис-менеджера с высшим образованием – 33 тысячи рублей. Но с другой стороны, самые богатые люди – банкиры, промышленники и чиновники – все с высшим образованием.

И к нам присоединяется первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Олег Смолин.

– Рособрнадзор массово отзывает лицензии у вузов. Сокращение их числа улучшит качество и престиж образования в России?

Олег Смолин: Конечно, в России есть филиалы и вузы, которые, наверное, нужно было бы закрывать, но никакого улучшения качества от столь массового закрытия вузов не ожидаю. Напомню, во всем мире университеты открывают – мы закрываем. Недавно Норвегия заявила, что нашла свою национальную идею – Норвегия открывает университеты. Почему Россия идет в противоположную сторону – понимаю плохо. С моей точки зрения, закрытие вузов приведет к тому, что молодым людям в провинции, в малых городах, в моей Сибири будет очень трудно получать высшее образование. И если будут закрывать филиалы, будет происходить то же самое, что происходило после закрытия школ с небольшими сёлами. То есть из малых городов начнётся отток молодёжи. Это не полезно для развития нашей страны. Поэтому когда ты принимаешь какие-то решения в области образования, нужно считать системные эффекты. Иначе получится как у Райкина: «Кто сшил мне костюм? – К пуговицам и к поясу есть претензии? – Нет. А кто вместо штанов пришил рукава? – Это уже другой вопрос». Я полагаю, что риски не просчитаны.

– Сейчас все больше говорят о том, что в России избыток специалистов с высшим образованием. Вы согласны с этим?

Олег Смолин: В России может быть избыток специалистов с дипломами и острый недостаток специалистов с настоящим высшим образованием.

– А уменьшение числа специалистов с высшим образованием не приведет к снижению научного потенциала страны в будущем?

Олег Смолин: Если в ближайшие пять лет мы закроем 40% вузов и 80% филиалов, это точно приведёт к понижению интеллектуального потенциала страны в целом, научного потенциала, в частности, и, в конце концов, к срыву программы модернизации страны.

– Как вы считаете, кто должен больше зарабатывать: специалисты с высшим образованием или рабочие?

Олег Смолин: Больше зарабатывать, по идее, должны специалисты с высшим образованием. Чем более квалифицированным является труд, тем выше он должен оплачиваться. Иное дело, что в любой области деятельности есть труд более квалифицированный и менее квалифицированный. И высококвалифицированный рабочий, например, шестого разряда, работающий на оборонном предприятии, вполне может зарабатывать не меньше, а, может быть, и больше, чем специалист с высшим образованием средней квалификации.

– Реально ли поднять престиж рабочих профессий, чтобы молодые люди мечтали идти как раньше говорили в «птушники»?

Олег Смолин: В советский период стипендия в так называемом ПТУ составляла 80% от прожиточного минимума. Сейчас она составляет порядка 5% от прожиточного минимума. Нужно поднимать стипендии.

*

Мода на дипломы появилась во время Брежневского застоя. Неважно, какой диплом, – главное, чтобы был. И 120 рублей в месяц гарантированы. Даже слесарь Гоша из фильма «Москва слезам не верит» не пытался бороться с системой. Он был последним романтиком.

Люди рабочих профессий были нужны всегда. Тем более профи с большой буквы. Зарабатывали они больше дипломированных инженеров и делать карьеру не торопились, отмечает корреспондент «МИР 24» Алексей Раевский.

Идти в рабочие побуждала не только житейская мудрость, но и госпропаганда. «Все работы хороши! Все профессии нужны!» – убеждала власть, вкладывая деньги в фильмы о правильном выборе.

Мода на высшее образование в стране рабочих и крестьян появилась в 80-х. Тысячи выпускников школ устремились в вузы не ради профессии и знаний.

С плохими оценками по школьным предметам в высшую школу не брали. Поэтому выпускники были готовы пойти на что угодно, лишь бы не испортить аттестат.

Но все закончилось тем, что высшее образование стали иметь даже дворники, продавцы и интердевочки.

Источник: mir24.tv

Добавлено: 26-06-2015, 01:35
0
129

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика