Разворот к России: ближайший союзник США в исламском мире пересматривает свои приоритеты

Разворот к России: ближайший союзник США в исламском мире пересматривает свои приоритеты | Крым 24

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и суверенный фонд Саудовской Аравии Public Investment Fund (PIF) создают партнерство, в рамках которого PIF инвестирует 10 миллиардов долларов в проекты на территории России, сообщил РИА «Новости» глава РФПИ Кирилл Дмитриев.

РФПИ также договорился о партнерстве с другим суверенным фондом Саудовской Аравии — Saudi Arabian General Investment Authority (SAGIA). Стороны будут вести совместный поиск инвестиционных проектов на территории РФ.
«Это самое крупное партнерство, самое крупное привлечение иностранного капитала в Россию со стороны РФПИ», — отметил Дмитриев. Ранее самым крупным инвестором совместно с РФПИ были ОАЭ, которые приняли решение вложить 7 млрд долларов в российскую экономику.

Заключению партнерства с Саудовской Аравией во многом способствовал визит преемника наследного принца, министра обороны Саудовской Аравии в Россию в рамках Петербургского международного экономического форума, а также его личная встреча с президентом РФ Владимиром Путиным, добавил глава РФПИ.

Средства саудитов планируется реализовать в течение 4–5 лет. Первые четыре-пять сделок можно ожидать уже в течение двух-трех месяцев. «До конца текущего года планируется реализовать 10 сделок с PIF, в финальной стадии из них находится семь», — говорит Дмитриев.

По его словам, PIF выразил заинтересованность в инвестировании средств в инфраструктуру, сельское хозяйство, медицину, ретейл, логистику и недвижимость. В частности, в сфере сельского хозяйства рассматриваются проекты по переработке и выращиванию сельхозкультур, а также по дистрибуции.

Причем в этих проектах могут принять участие не только партнеры из Саудовской Аравии, но также инвесторы из Китая, Южной Кореи и ОАЭ. Инвестиции PIF будут осуществляться по традиционной модели: часть средств будет привлекаться по направлениям работы РФПИ автоматически, часть — под конкретные проекты.

Особый интерес у инвесторов вызывают инфраструктурные проекты. Так, Суверенный фонд Саудовской Аравии может вложить средства в строительство Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД), говорит Дмитриев. Причем вместе с фондами из ОАЭ. Со стороны российских компаний партнерами выступят как средние, так и крупные предприятия. Окончательное решение по финансированию проекта будет принято до конца года.

Стоимость строительства ЦКАД, по предварительным оценкам, составит около 300 млрд рублей, 150 млрд из которых — средства ФНБ. Остальные деньги должны вложить инвесторы. Ранее Дмитриев заявлял, что РФПИ совместно с арабскими партнерами готов инвестировать около 2 млрд долларов в строительство третьей и четвертой очереди ЦКАД. К проекту могут быть привлечены и средства пенсионного фонда «Газфонд».

ЦКАД, как и дорога Санкт-Петербург, — это лишь небольшие части масштабного проекта транспортного коридора «Европа — Западный Китай» (через Казахстан), длина которого только по России составит порядка 2,3 тыс. км. Параметры всего этого проекта в «Автодоре» обещают подготовить до конца 2015 года.

Поэтому кроме ЦКАД иностранным инвесторам, в том числе китайским банкам и арабским фондам, будет предложено много интересных инфраструктурных проектов. К примеру, проект реконструкции участков трассы М-5 «Урал». Инвесторы нужны для завершения строительства автодорожного тоннеля (четыре полосы) в створе мостового перехода через реку Уфа. Это самый сложный элемент будущей автомагистрали, которая соединит федеральные трассы М5 «Урал» и М7 «Волга». На завершение строительства тоннеля надо около 9 млрд рублей, и власти Башкирии хотят привлечь инвестора, подписав с ним концессионное соглашение сроком на 30 лет.

Саудитам Россия предлагает также портовые проекты, например, принять участие в строительстве порта Тамань. Правительство РФ вновь вернулось к этой идее, хотя многие критики говорили, что при наличии портов в Крыму в этом проекте нет необходимости. Первую очередь порта Тамань планируют запустить в 2019 году, завершить строительство — к 2025 году. Его потенциальный грузооборот оценивается в 91,4 млн тонн в год. Общая стоимость проекта оценивается в 228 млрд рублей, из бюджета выделят только 30,4 млрд рублей, остальные должны найти у инвесторов.

Саудиты не опасаются инвестировать в Россию, несмотря на геополитическое противостояние Запада с Россией. Во-первых, арабы не хотят упустить выгоду, во-вторых, есть и политические причины такого бесстрашия. «Саудовская Аравия несколько изменила свою внешнюю политику, в частности, в отношении гегемонии США как мирового полицейского. Саудиты хотят диктовать собственные условия на Ближнем Востоке без участия „большого брата“ в лице США. Недавние переговоры Путина и саудовского принца на Петербургском форуме подтверждают это предположение», — говорит газете ВЗГЛЯД Тамара Касьянова из «Российского клуба финансовых директоров».

Однако надо понимать, что Саудовская Аравия готова инвестировать только в доходные предприятия на российской территории. В этом нет ничего удивительного. «Все-таки не стоит ждать от члена ОПЕК, что он станет меценатом и „прокормит“ российскую экономику в годы кризиса», — говорит Касьянова.
Тот же ЦКАД — это явно окупаемый проект, так как это платная трасса в наиболее оживленной части России. Концессионное строительство дорог — это вообще выгодный бизнес. «Приток средств от автомобилистов и транспортно-логистических компаний в федеральный бюджет будет постоянным. Следовательно, отчисления будут получать и участники проекта, в частности, Саудовская Аравия», — говорит собеседник.

«Плата за проезд, скорее всего, будет индексироваться не реже, чем тарифы монополий, поэтому инвестиции в такие проекты защищены от инфляции. А расходы на строительство более чем наполовину рублевые. На мой взгляд, для иностранных инвесторов это сейчас лучше, чем покупать гособлигации», — говорит газете ВЗГЛЯД начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко.

Порт Тамань, возможно, станет еще одним проектом, который саудиты смогут проинвестировать, не исключает Касьянова, но вряд ли это произойдет в ближайшее время, «поскольку морская логистика в этой части России пока не нагружена проектом Китая «Шелковый путь в Европу».

«Интерес к прямым инвестициям в Россию сохраняется, хотя и сократился в несколько раз. Сейчас иностранные компании интересуют в основном некоторые проекты в области автомобилестроения, строительства дорог, отдельных объектов городской инфраструктуры. В меньшей степени их интересует сельское хозяйство, даже несмотря на контрсанкции. В разрезе регионов большинство иностранных проектов сконцентрировано в специальных экономических зонах — Ленинградская, Калужская области, Татарстан», — рассказывает Георгий Ващенко.

Для России в целом 10 млрд долларов инвестиций от инвестфонда — это внушительная сумма, учитывая, что в прошлом году объем всех прямых инвестиций составил 19 млрд долларов.

Приток денег в инфраструктуру актуален для России как никогда, особенно в условиях геополитического противостояния и отрубания РФ от западных рынков капиталов. «При нынешних сложностях бюджета государство не может во все инвестировать, тем более в инфраструктуру, это всегда дорого», — говорил глава администрации президента России Сергей Иванов на Петербургском экономическом форуме.

Российские частные инвесторы уже вовсю тратят свои средства на различные проекты. Например, компания «Новатэк» построила аэропорт, потому что без этого реализация проекта Ямал-СПГ была бы невозможна. И еще более важно, что пошли иностранные инвестиции в российскую инфраструктуру. Иванов говорит, что на конкурсах по строительству платных дорог зарубежные инвесторы конкурируют друг с другом, несмотря ни на какие политические дрязги, они не уходят, потому что уже поняли, что «здесь хорошо, здесь в принципе не обманут».

Прирост прямых иностранных инвестиций в Россию лучше всего показывает наметившийся тренд: за 13 лет их приток увеличился ровно в 13 раз. «Это уже сотни млрд долларов. Фабрики, заводы, дороги не унесешь, они все равно здесь останутся, навечно, как говорится», — подчеркивает Иванов.

Другое дело, что география инвесторов в силу геополитики теперь смещается в восточную сторону. Азиатские, а теперь и арабские инвесторы не обращают внимания на изоляционную политику Запада.

Для России очередной стратегический инвестор — это плюс в создание положительного имиджа страны, что особенно важно, когда проамериканские рейтинговые агентства стараются отвадить инвесторов от нашей страны.

«Любая активность на внутреннем рынке с участием иностранных инвесторов и повышение объемов внешнеэкономической деятельности могут стать ключевым маркером, который повысит привлекательность России для тех инвесторов, которые сегодня захотят уйти из Европы в более стабильные гавани», — говорит Тамара Касьянова. В еврозоне разгорается греческая драма, инвесторы бегут оттуда, поэтому инвестиции из Европы могут утечь сейчас либо в США, либо в страны АТР, где рынки имеют положительный прогноз.

Россия может тоже рассчитывать на часть этого пирога, в том числе благодаря этому соглашению с саудитами. И нельзя забывать, что Россия недавно получила привилегированный статус, став третьим крупнейшим членом и акционером Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.

«Это поможет вернуть часть ушедших „в безопасные гавани“ капиталов. Это вполне доступный „месседж“ иностранным инвесторам, которые хотели работать с нами, но боялись американских санкций в отсутствие гаранта, ведь, по сути, Поднебесная стала нашим гарантом перед западными странами», — уверена Касьянова. «Партнерство с КНР и Индией через такой „азиатский МВФ“ принесет большую репутационную и экономическую пользу России», — добавляет первый вице-президент «Российского клуба финансовых директоров».

Источник

Источник: rusvesna.su

Добавлено: 7-07-2015, 21:00
0
155

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика