Приднестровские тиски: как 412 миротворцев спасают Русский мир

Приднестровские тиски: как 412 миротворцев спасают Русский мир | Крым 24

Корреспондент «Красной звезды» побывал в непризнанном Приднестровье и выяснил, как российские солдаты несут там боевое дежурство.

Мощность атомной бомбы

На въезде в приднестровский город Рыбницу сохранился баннер «С днем защиты детей!». Однако защищать здесь нужно не только юных приднестровцев, но и, похоже, всех подряд. Почти в каждом разговоре слышу тревогу — на семейных кухнях, автобусных остановках и в очередях.

Приднестровье, дружественная России земля, оказалась в тисках между Молдавией и Украиной. С украинской стороны — повышенная боеготовность, с молдавской — пикеты с плакатами «Русские войска, уходите домой»… Над 50-тысячной Рыбницей словно нависла угроза обстрела украинской артиллерией складов в селе Колбасна. Это всего в 25 кило — метрах от города.

Арсенал создали еще в 40-х годах прошлого века, а в конце 80-х для хранения и утилизации туда свозили боеприпасы выводимой из ГДР, Чехословакии и Венгрии советской армии. Остатки, по некоторым сведениям, эквивалентны мощности атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.

Местные жители боятся. Но и радуются: — Хорошо, что склады есть. И что их российские войска охраняют. Если б не они, сожрали бы нас. Либо в 1992-м, либо сейчас…

Лишь бы войны с бандеровцами не было

«Русские войска», которые гонят в Кишиневе и на которые молятся в Тирасполе, — это остатки бывшей 14-й армии. Сейчас они называются Оперативной группой российских войск в Приднестровском регионе. Всего около 1000 человек, многие — местные жители с российскими паспортами.

ОГРВ занята в основном охраной складов с боеприпасами в селе Колбасна. А еще это миротворческий батальон из 412 российских военнослужащих, которые стоят на линии разграничения, возникшей после гражданской войны 1990–1992 годов. Уже 23 года они сохраняют перемирие, которое становится все более хрупким.

Трясемся в Колбасну по отсыпанной металлургическим шлаком трассе вместе с Володей Костецким, тамошним жителем, владельцем небольшого кафе-магазина «Радуга». Володе — 55.

Он в Колбасне родился, учился, работал после института в школе трудовиком. А в тяжелые послеперестроечные годы пошел гражданским электриком в тот самый воинский арсенал. Пока кафешка не подвернулась. В школе осталась его жена Галина, работает директором уже 20 лет.

— У нас село огромное было, — говорит мне Володя. — Когда Галя начинала, в школе было 560 детей. Только из воинских частей 14-й армии к нам привозили 60 учеников. А сейчас в школе и детском саду всего 120 детей. Эх, да ладно, лишь бы войны с бандеровцами не было!

— А далеко здесь до границы?

— Вот же она! — Володя показывает рукой в конец улицы, где зеленеет барак приднестровского пропускного пункта с флагом ПМР на высокой мачте. — А вон те дома — это уже украинская Домница. У нас в школе учительница оттуда, каждый день на работу ходит.

— То есть если рванет на ваших складах, то и украинским селам достанется?

— Не только селам. Здесь до их райцентра Котовска всего 37 километров, мы раньше туда на рынок ездили.

А в Котовске ни много ни мало тоже 50 тысяч живет. Вот на это сильно надеемся — что стрелять не будут, чтобы своих не уничтожить. Многие жители Колбасны работают вольнонаемными на арсенале. Только этим и живут.

До хранилища боеприпасов местных, конечно, не допускают. Но те все равно любят рассказы о том, что в подземном хранилище могут одновременно развернуться два грузовика. Что стены там в бетоне такой марки, что ни одна бомба не пробьет. Так оно спокойней.

Не концентрация, но усиление

Предчувствие войны — в таком психологическом состоянии пребывают приднестровцы. Вместе с коллегой из кишиневской «Комсомолки» Леонидом Рябковым звоним командующему российским миротворческим контингентом полковнику Валерию Ближенскому. Выясняем обстановку.

— Вы слышали о нападениях на посты миротворцев?! — огорошивает он нас. — Или о прорыве со стороны Украины бандформирований?! — спрашивает он.

— Нет!

— Правильно, потому что их не было, — спокойно говорит полковник. — У нас все спокойно, мы работаем в штатном режиме…

Краткость и уверенность командующего успокаивает. Но вот я беседую с министром обороны Приднестровья Александром Лукьяненко.

— Есть сведения, что со стороны Украины идет концентрация и усиление войск? — спрашиваю я.

— Не то чтобы концентрация… Но усиление огневыми средствами, артиллерийскими системами, и довольно серьезное, — отвечает он. — Никогда такого не было.

Год назад мы и не помышляли, что увидим мешки с песком на той стороне. Хотя мы за последние 25 лет ко всему привыкли. Провокации, политические и не только, происходят постоянно. То, что политическое руководство Молдовы и отдельные украинские руководители начали обсуждать вопросы усиления блокады нашего Приднестровья, конечно, прискорбно. Но мы это выдержим. Надеюсь, что здравый смысл возобладает.

— Вы надеетесь или все-таки готовитесь? — спросил я.

— Я ведь министр обороны, обязан готовиться, — пожал плечами генерал-майор. Неужто Порошенко и в самом деле решится на очередную военную авантюру? Тревожно на душе…

Бендеры против Бандеры

Еду на пост миротворцев в Бендерах — у въезда на автомобильный мост через Днестр. Стандартный лабиринт — «змейка», металлическая лента — «ёрш», новенький вагончик — только месяц как поставили, а до этого 20 лет стоял обычный строительный балок. Под маскировочной сеткой — БТР с зачехленным пулеметом.

Представляюсь. Ребята улыбаются: «Неужто из самой Москвы?» В отличие от других постов миротворческих сил, состоящих пропорционально из россиян, граждан Молдовы и приднестровцев, здесь несут службу только российские военнослужащие.

В этой смене трое — один, старший, из местных, родился в Приднестровье, двое других приезжие — один из Воронежа, другой из Брянска.

— У нас вроде все спокойно. Пока, — говорит один из них. — Правда, местные жители очень переживают. Как Саакашвили в Одессе появился, так сразу стали бояться. Подъезжают к нам и спрашивают: «Ну вы-то хоть нас не бросите?»

Положение, в котором оказались наши миротворцы, — не сахар. Их пытаются ущемить власти Молдовы и Украины, то есть стран, представители которых сами входят в миротворческий контингент.

Есть серьезные проблемы с заменой солдат и офицеров. В гостинице в Бендерах дежурная на стойке выдала мне военную тайну: — Ждем пять новых офицеров из России, номера под них забронированы, а они уже несколько недель не могут прилететь, не пускают их.

— У нас у соседки дочка вышла замуж за офицера со складов, он из-под Курска, — рассказывает Володя Костецкий. — Хотел он после смены повезти молодую жену родителям показать. А ни молдаване, ни украинцы его через границу не пропускают.

Уже полгода ждет. Наши офицеры уверены, что блокаду выдержат. Тем более что приднестровцы уже заверили: без еды и обмундирования российские военнослужащие не останутся. А все остальное у них есть.

Автор: Сергей Пономарев

Об этом сообщил телеканал TVzvezda.ru

Источник

Источник: rusvesna.su

Добавлено: 22-07-2015, 15:00
0
250

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика