Перспективы "демилитаризации" — как реагируют украинские оккупационные силы на мирные инициативы ополчения

Перспективы

Стремление к миру

Еще первого июля защитники Новороссии отступили из Широкино «в качестве акта доброй воли и демонстрации мирных намерений Донецкой народной республики».

«Принято решение в одностороннем порядке считать населенный пункт Широкино демилитаризованной зоной. Вооруженным силам ДНР отданы указания не открывать даже ответный огонь на данном направлении», — прокомментировал данное решение председатель народного совета ДНР Денис Пушилин.

Ход был сделан перед очередным раундом минских переговоров и дал возможность представителям Луганской и Донецкой народных республик поднять вопрос о том, что договоренности Минска-2 соблюдаются в одностороннем порядке.

Более того, и Денис Пушилин, и уполномоченный представитель Луганской республики на переговорах Контактной группы Владислав Дейнего высказали намерение продолжить демилитаризацию населенных пунктов.

Среди населенных пунктов, из которых планируют отвести войска, — Марьинка и Красногоровка, а также Горловка и Петровский район Донецка.

«По Широкино: шаги мы сделали. Если это будет положительным, то посмотрим, чтобы демилитаризировать ту же Горловку, Петровский район Донецка», — отметил Денис Пушилин.

Владислав Дейнего добавил, что на Луганщине «тоже достаточно много мест, где это можно использовать».

Реакция на «эксперимент»

Какими бы политическими соображениями не объяснялся отвод войск из Широкино, в ДНР и ЛНР превалировала негативная реакция на данный шаг.

«То, что произошло в Широкино, — это сдача наших позиций. Какими бы причинами это не камуфлировали политические спикеры ДНР, это —отступление, причем добровольное и необоснованное. Тот самый «слив», о котором я не люблю говорить, но проявления которого все чаще наблюдаю на Донбассе. Сегодня встречался с бывшими сослуживцами со Славянска, которые полгода обороняли Широкино и потеряли множество товарищей. Ребята себя чувствуют преданными и проданными. Один из них процитировал Лермонтова: «Мы долго молча отступали. Досадно было, боя ждали…» — говорит ополченец Александр Жучковский.

И, хотя руководство ДНР объявило о том, что позиции в Широкино изначально были невыгодными для армии Новороссии, Жучковский, не понаслышке знакомый с обстановкой, возражает.

«Если рассуждать в категории выгодные/невыгодные позиции, нужно было либо добиваться их улучшения, либо вообще не занимать Широкино и оборонять его полгода, чтобы потом всё равно уйти. Что касается потерь, то мы их несли, повторюсь, не столько из-за плохих позиций и вражеских обстрелов, сколько из-за непоследовательности командования и невозможности полноценно отвечать противнику», — утверждает он.

«Широкино сдано украм. Положить там сотни ребят, разгромить дома и героически „демилитализировать“. Вопрос — что делают генералы? Я так понимаю, следующие эпические битвы теперь пойдут за Новоазовск…» — комментирует военкор Марина Харькова.

Результат: обстрелы и мародерство

А результаты оказались неутешительными. Украинская армия жест доброй воли не поддержала. ВСУ остались на своих местах.

«Насколько мне известно, приказа покидать Широкино нет, все наши подразделения находятся на своих позициях и продолжают выполнять свои обязанности», — говорит представитель Киева, заместитель начальника управления сектора «М» Виктор Шидлюх.

Отказываются уходить с позиций и печально знаменитые украинские добровольческие батальоны, а также представители «Правого сектора». Это подтвердили в отчете Специальной мониторинговой миссии (СММ) Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

«Представители группировки „Правый сектор“, (запрещенной в России — ред.), заявили, что их подразделения не намерены выполнять возможный приказ правительства покинуть этот район. Представители добровольческого батальона национальной гвардии Украины „Донбасс“ заявили, что они не получили приказ отступить», — говорится в сообщении ОБСЕ.

По сообщениям местных жителей, киевские военные начали мародерствовать в Широкино после того, как его оставили ополченцы.

«Украинские подразделения патрулируют большую часть поселка и занимаются мародерством. Из брошенных домов выносится все, что попадается под руку. А к брошенным домам в Широкино теперь относятся все. Еще 1 июля, не выдержав непрекращающихся обстрелов, поселок покинули последние остававшиеся там жители», — сообщает Марина Харькова.

Не снизилась и интенсивность обстрелов. За полторы недели, прошедшие с демилитаризации Широкино, украинские силовики не перестали обстреливать ни Первомайск, ни Донецк, ни соседствующее с Широкино Тельманово, где только 9 июля починили перебитый в результате обстрела газопровод. Не снизилась интенсивность огня и в других горячих точках ЛНР и ДНР.

Радужные перспективы

Что же будет в случае продолжения «демилитаризации»? Если тенденция продолжится, то украинские военные получат возможность войти в Красногоровку, Горловку и даже Донецк. Отметим, Горловку ВСУ безуспешно пытаются штурмовать уже ровно год. Даже будучи в полуокружении, город не сдался.

В случае же отведения войск ополчения из Горловки оккупационные силы получат, во-первых, возможность для активизации обстрелов Донецка и Макеевки. А во-вторых, для них откроется шанс войти в город, как они сделали в Широкино. И тогда открывается возможность для нового котла в районе Светлодарска — только в котел попадут уже Вооруженные силы Новороссии.

Хочется верить, что на самом деле такая судьба не постигнет ни Горловку, ни Первомайск. Ведь украинские силовики уже наглядно показали, как они относятся к договоренностям Минска-2. Приходится признать, что жест доброй воли со стороны ДНР никоим образом не смягчил напряженность на фронте.

Анна Долгарева, Донбасс, для "Крым 24"

Источник: Новости Крыма 24

Добавлено: 24-07-2015, 20:56
0
145

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика