Тьерри Мариани: Крым является частью России и точка

Тьерри Мариани: Крым является частью России и точка | Крым 24

Как мы уже сообщали, корреспондент «Крым 24» вместе с коллегами из «Украина.ру» и «Ридуса» встретился с депутатами французского Парламента, вернувшимися из поездки по Крыму. Мы уже публиковали видеоматериал с этой встречи, а теперь предлагаем вашему вниманию расшифровку первой части этой весьма любопытной беседы.

— Так все-таки Крым — это Россия? Что Вы поняли, вернувшись оттуда?

— Да. Я думаю, что это историческая реальность. Это главное впечатление, которое я вынес из этой поездки. Мы встретили колоссальное количество людей, которые нам говорили: «Мы любим Украину», мы хорошо к ней относимся, но мы русские».

При этом не надо все смешивать в кучу. Донбасс — это другая проблема. Донбасс должен остаться в составе Украины, но с широкой автономией. А Крым является частью России. Точка. Об этом говорят все культурные, исторические и социологические реалии, с которыми невозможно спорить.

— Почему это понимаете Вы, но не понимает большинство французского общества?

— Я думаю, что, во-первых, недостаточно информации непосредственно из Крыма. Честно говоря, я был убежден, что там на каждом углу стоят военные. Но главный урок из этого, что ничего подобного не происходит. Люди в Крыму живут совершенно нормально. Я не говорю, что там нет проблем. Но видно, что возвращение Крыма в Россию является требованием и соответствует желанию огромной части населения.

— Удалось ли Вам пообщаться с простыми людьми в Крыму и представителями крымско-татарского народа?

— Я встречался с представителями крымских татар. У меня такое впечатление, что их там очень много. Они настаивали на том, чтобы мы остались в Крыму на выходные, у них там какая-то ежегодная встреча, конгресс. К сожалению, у нас такой возможности не было.

На встрече с представителями крымских татар нам говорили, что у их языка есть государственный статус. С их точки зрения с этим проблем нет. Я думаю, что проблемы с меньшинствами в той или иной форме повсюду. Десять дней тому назад я был в Венгрии. Председатель венгерского парламента рассказывал мне, в том числе, и о своих озабоченностях в связи с инцидентами, с которыми сталкивается венгерское сообщество на Украине.

В пограничных районах были достаточно жесткие столкновения между представителями венгерского сообщества и членами «Правого сектора». В Крыму у меня также сложилось впечатление, что слишком уж много народа, которые утверждают, что имеют право выступать от имени крымских татар.

— Скажите, когда Франция на официальном уровне признает присоединение Крыма к России?

— Было бы хорошо, чтобы Франция это сделала бы не одна, а в рамках Европейского союза. На мой взгляд, сегодня основная проблема на Украине.

Чтобы начали работать Минские соглашения, надо, чтобы украинская власть вступила в переговоры с теми, кто представляет власть в Донецке и Луганске.

Мне эта ситуация напоминает ситуацию, существовавшую в течение многих лет в Сербии. Что я имею в виду? От Сербии было отделено Косово. У неё было два варианта: она могла заявить, что требует возвращения Косово, и прервать все внешние контакты и весь внешний диалог на 100–200 лет.

Либо принять сложившееся положение вещей и сказать, что это нежелательно. Мы сожалеем о такой ситуации, но, тем не менее, продолжить диалог в перспективе вступления в Евросоюз. Было выбрано второе решение, и сейчас Сербия вновь вступает в европейский концерт наций. Украина может претендовать на возвращение Крыма в течение 50 лет.

Это ее право, но это означает, что на 50 лет все застынет в нынешнем положении, и никакого развития не будет. Но она может принять сложившееся положение вещей, пусть оно ей не нравится, и начать диалог с восточными регионами. Начать экономическое развитие. Я бы ей пожелал этого. Я ничего не имею против Украины, я хорошо к ней отношусь. С 2002 по 2007 во французском парламенте я возглавлял комитет дружбы с Украиной.

Но в политике существуют ситуации, когда с одной стороны можно выдвигать неосуществимые требования и заморозить ситуацию на долгие годы в существующем положении. Или же принять непростое, но ответственное решение, и смотреть в будущее. Лично я пожелал бы Украине это.

— А когда в следующий раз поедете в Крым?

— (смеется) Не знаю.

— Чем для Вас является Новороссия? Знакомо ли Вам такое слово?

— Я бы сказал, что это политический проект. Но у меня пока нет о нем сложившегося мнения.

— Но Вы понимаете, что территория от Одессы до Харькова и Луганска вообще не является Украиной? Советские коммунисты отдали в свое время эту территорию Украине.

— Насколько мне представляется решенной ситуация с Крымом, настолько же я считаю, что в отношении остальных территорий необходимо сохранить существующие границы и искать урегулирования в их пределах. И я констатирую, что на сегодняшний момент российские власти четко выразили свои претензии на Крым, точно также не выражают претензий на Донбасс.

— И Вы верите российским властям?

— Я считаю, что на сегодняшний момент они действовали разумно. Во всяком случае, они не попали в ловушку, которую им расставляли, не выдвинув претензий на Восток Украины, которые, на мой взгляд, не были бы оправданы.

Беседовал Александр Чаленко

Источник: Новости Крыма 24

Добавлено: 27-07-2015, 20:57
0
167

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика