Реабилитировать Сталина?

Прошлое не обязательно судить, но примириться с ним пора, считает колумнист «КП.ру».

Сенатор Константин Добрынин предложил сажать за доброе слово о Сталине. Вот так, просто и по-сталински. Конечно, можно отмахнуться от него, как от назойливой мухи. Сенатора Добрынина коллеги называют троллем, потому что он регулярно выдвигает дурацкие предложения, чтобы мы — джентльмены прессы — упомянули его в наших эпистолах.

Но и другие профессиональные антисталинисты недовольны тем, что во многих городах и регионах России возникают памятники вождю, и народ все чаще говорит, посмотрев очередной сюжет о Евгении Васильевой: «Сталина на них нет!».

Они повторяют литанию грехов Сталина и возмущаются народным равнодушием к памяти погибших комиссаров и священников. Как так — с 1956 года по наши дни они клеймили-клеймили Сталина, и все без толку.

«Ужасы сталинизма» использовали на полную катушку приватизаторы, олигархи и их апологеты. Максим Кантор в своем первом изводе, до обращения из Павлов в Савлы, писал про ворьё, отвечающее на справедливый упрек «Вы страну разворовали!» — «А Сталин был тиран!»

Борцы с памятью Сталина должны применить к себе правила демократии, которые они проповедуют другим. Они должны смириться с народным мнением. Народ вправе решать, ставить ли памятники Сталину, Ельцину или Николаю Второму. Упрекнуть можно любого.

Когда-то Николай Второй был предметом острой народной ненависти — в частности, за расстрел русских рабочих девятого января, в кровавое воскресенье, за Цусиму, за бойню первой мировой войны, на которую он погнал народ из верности союзникам. Ненависть вызывал адмирал Колчак — по изощренности пыток и по массовым бойням в Сибири его надолго запомнили. Ненавидели Деникина — его армия отличилась погромами и убийством рабочих и крестьян.

Затем началась реабилитация царизма и белых. Сняли сериал о Колчаке, оплакали царя-мученика, воспели белых генералов. Ну ладно — это можно было со скрипом оправдать желанием примириться с историей. Так и Путин вспомнил в Крыму об уплывавших белых.

Но куда это оправданное желание делось, когда речь зашла о Сталине? Примирение с недавним прошлым, примирение с памятью Сталина крайне актуально.

Сталин не вернется, не бойтесь. Нынешний народ России не захотел бы идти в тюрьму за пятнадцатиминутное опоздание на работу, затягивать пояса и рубить лес в тайге. Народ не откажется от свободы слова, от свободы ругать власть и ездить за границу. Сталину место в истории, в героическом прошлом.

Сталин — модернизатор России, как Петр Великий, а модернизация — тяжелый и болезненный процесс. Сколько крестьян померло при Петре в прибалтийских болотах — уж не меньше, чем при Сталине.

Сталин — победитель в войне, которую мы часто вспоминаем. Не только станция метро в Париже — великий город на Волге должен снова носить имя, под которым он снискал славу. Пора возвратить имя Сталинграду.

Сталин — олицетворение грозного и победоносного аспекта социализма и революции. Были прекраснодушные социалисты, которые не смели отстоять и защитить революцию; они погибли, как Альенде или как защитники Парижской коммуны. Сталин смог отстоять завоевания революции. Поэтому поколения русских людей, внуки крепостных крестьян, получили хорошее образование, не хуже, чем владевшие их дедами помещики, и приобщились к мировой культуре.

Сейчас настало время примириться с его памятью, как примирились французы с памятью Наполеона — а ведь его иначе как «корсиканским людоедом» и не называли. Чтят англичане недобрую память Черчилля: он иракцев ядовитым газом травил, на советского союзника хотел напасть в 1945-м. Израиль хорошо относится к памяти Бен Гуриона, который изгнал 60% населения своей страны.

Если вчерашние советские люди смогли примириться с Николаем Кровавым, то антисоветские люди смогут примириться со Сталиным. Прошлое не обязательно судить, но примириться с ним пора.


Автор: Исраэль Шамир

Добавлено: 25-09-2015, 12:16
0
195

0

Похожие публикации


Наверх Яндекс.Метрика